Православный
интернет-магазин

Православие в России и предстоятели Церкви

Из книги Православие в России и предстоятели Церкви

Установление Патриаршества

Трапезников А.А.

Если во времена Иоанна IV Русь стала подлинным царством, то при правлении его сына от первого брака Феодора государство стало иметь высшего главу Церкви — Патриарха. Юный венценосец, взошедший на престол в 1584 году, имел кроткий нрав, отличался глубокой набожностью, целомудрием, тяготел к тихой семейной жизни. Иногда его даже называли «блаженный на троне», но величие и благоденствие державы от этого нисколько не уменьшалось. Благодать Божия словно бы изливалась на Феодора Иоанновича, болезненного телом, но крепкомолитвенного духом своим. Он не был особо склонен к государственным делам, с четырех часов утра спешил на молитву и каждую неделю отправлялся на богомолье в какой-либо из ближайших монастырей. Промыслительно, что именно этому царю, столь благочестивому и набожному, надлежало установить Патриаршество на Руси.

Возникшая было при начале правления Феодора Иоанновича боярская смута, была пресечена народом, видевшем в царе праведность и миролюбие. Народные волнения прекратились лишь тогда, когда бояре присягнули новому государю, а интригующие царедворцы были изгнаны из Москвы. На страже государственных интересов встало правительство Бориса Годунова, возвысившегося еще при Иоанне IV, на сестре которого был женат Федор Иоаннович. Пока Царь и Царица пешком ходили из монастыря в монастырь, крепя молитвой русскую землю, Борис Годунов вершил мирские дела царским именем, разумно и справедливо, энергично и смело. Они как бы дополняли друг друга и не напрасно время правления Феодора Иоанновича называют «золотым веком». Одно лишь событие омрачило его царствование — убийство в Угличе царевича Димитрия, наследника Российского престола, последнего отпрыска царствующего рода Рюриковичей (в 1591 г.). Это злодейское преступление (остающееся тайной до сих пор) открыло в дальнейшем путь Смуте и многочисленным самозванцам-лжедмитриям. Смерть царевича была выгодна только тем, кто стремился нанести удар в само сердце самодержавия, уничтожить Россию через гражданскую войну и распад страны. Поэтому смерть Димитрия следует рассматривать как религиозно-символическое убийство, направленное в Православие, в будущее русской государственности.

Со времен святого Владимира Русская Церковь не искала равенства с древними патриаршими престолами Востока. Этому во многом препятствовала и Византия. Но сама она уже более ста лет зависела от турок и потому Русская митрополия была относительно самостоятельной и свободной. Со второй половины ХVI века русские митрополиты уже назывались «святейшими» и царь Феодор Иоаннович желал почтить первосвятителя Руси саном патриарха. Это было важно еще и потому, что в русском патриархе нашли бы защиту все православные, угнетаемые как на Востоке магометанами, так и на Западе — католиками.

В 1586 году в Москву прибыл антиохийский патриарх Иоаким — за милостынею для своей церкви. Начались и переговоры об учреждении в Русском Царстве патриаршего достоинства. Через год пришли ответы от патриархов Цареградского, Александрийского и Иерусалимского. В 1588 году и сам патриарх Константинопольский Иеремия предпринял в Москву путешествие. Народ встречал его с радостным волнением. Вселенский первосвятитель объявил, что прибыл с соборным определением об открытии патриаршества в России. В 1589 году в Успенском храме многочисленный собор архиереев избрал трех кандидатов на патриарший престол: митрополита Иова, архиепископа новгородского Александра и ростовского Вассиана. Окончательный выбор должен был сделать сам царь Феодор Иоаннович. Государь остановился на святителе Иове, который и стал первым русским патриархом.

Это был великий постник и усердный устроитель Церкви, он имел необыкновенную память, знал наизусть всю псалтирь и евангелие, всех миловал и прощал, был «нравом, и учением, и благочинием, и благочестием украшен». Церковные дела отныне сосредоточились в руках патриарха, а гражданские и мирские — у Бориса Годунова. Царь же Феодор Иоаннович выполнил свою историческую миссию. Его пророческая прозорливость проявилась и в 1594 году, когда к стенам Москвы внезапно подошел крымский хан Кази-Гирей. Наспех собранное русское войско вступило в бой с татарскими отрядами. Царь смотрел на битву из окна высокого терема. Весь город в страхе ожидал кровавой резни. Когда за спиной Феодора Иоанновича вдруг заплакал один из бояр, царь со своей обычной тихой улыбкой ласково сказал ему: «Не плачь, будь спокоен. Завтра не будет хана». И его слова сбылись в точности. С наступлением темноты битва закончилась, не дав перевеса ни одной из сторон. А ночью, за час до рассвета, по непонятной причине хан со своим войском бежал...

Следует отметить, что именно после этой победы царь Феодор Иоаннович во время праздничной трапезы, на виду у всего духовенства и бояр, снял с себя золотую царскую гривну и надел ее на Бориса Годунова. Это тоже был жест прозорливый и промыслительный, не понятый тогда никем, кроме патриарха Иова. После смерти Феодора Иоанновича, когда Земской собор призвал на царство нового государя — Бориса Годунова, патриарх Иов раскрыл присутствующим тайный смысл давнего поступка Феодора: возложением принадлежности царского достоинства — золотой гривны — царь ознаменовал будущее державное служение Годунова.

Царь Феодор Иоаннович испустил дух 7 января 1598 года, без трепета и тихо, словно сладко уснув. А вместе с его кончиной закончился и «золотой век» последнего Рюриковича. Завершился семивековой период русской истории, в ходе которого Россия обрела Евангельский свет, превратилась в Святую Русь, во Вселенское Православное Царство.