Православный
интернет-магазин
0
Моя корзина
пока пусто

Архимандрит Иоанн Крестьянкин

Отличительными чертами архимандрита Иоанна Крестьянкина были: любовь к ближнему и духовная прозорливость — его почитали за старца и ехали к нему отовсюду. С самого раннего детства он испытывал лишения: он появился на свет в 1910 году в Орле в многодетной семье, рано потерял отца, детей поднимала мать, благодаря которой он с раннего возраста приобщился к вере. Не обошлось и без действия промысла Божия: в шестилетнем возрасте Ивана заметил архиерей и предложил помогать в алтаре, это было первым его послушанием, а затем были послушания пономаря, иподиакона. Уже в подростковом возрасте Иван Крестьянкин чувствовал тягу к монашеству, да и его близкие друзья, впоследствии ставшие священнослужителями, предсказывали ему иноческий путь.

Но сначала Иван окончил школу, отучился на бухгалтерских курсах, стал работать, но душа его рвалась в храм, который из-за сверхурочной работы он мог посещать нечасто. В начале 30-х годов он занял руководящую должность бухгалтера в Москве, появилось свободное время, позволявшее бывать на богослужениях.

Иван Крестьянкин был освобождён от военной службы в период Великой Отечественной войны по причине плохого зрения, в это время он стал исполнять обязанности псаломщика в храме Рождества Христова в Измайлово. В начале 1945 года состоялась его хиротония во диакона, а осенью — во иерея. Прихожане тянулись к отцу Иоанну, а он тянулся к Небу, желая углубить свои познания о Боге, пошёл учиться в Московскую Духовную Академию. Но до защиты кандидатской диссертации он не дошёл — советские власти обвинили его в антисоветской деятельности и посадили сначала в Лефортово, а потом в Бутырскую тюрьму.

Священнику Иоанну Крестьянкину пришлось много пережить, в том числе предательство со стороны близких людей, телесные болезни — он был в ссылке в Архангельской области в тяжёлых условиях, но это не сломило его дух. В 1966 году его, наконец, постригли в монахи, так как ему не разрешали служить в столице, он отправился в Псково-Печёрский монастырь, который стал для него родной обителью на всю оставшуюся жизнь. В 1970 году его возвели в сан игумена, а через три года — в архимандрита.

На первых порах отцу Иоанну помогали опытные насельники Псково-Печёрской обители и Валаама, почитавшиеся старцами — иеросхимонахи Симеон Желнин, Михаил Петкевич. Митрополит Вениамин Федченков и другие. Вскоре к нему потекли люди со всех уголков страны, желающих получить совет от духоносного батюшки было столько, что он попросил направлять ему письма, на которые обстоятельно отвечал до конца жизни. В каждом письме чувствовались его внимание и забота, для каждого у него находилось слово утешения, «Письма» неоднократно переиздавались.

Другие известные труды архимандрита Иоанна: небольшие келейные книжицы на разные случаи жизни, «Опыт построения исповеди» — своеобразный букварь для новоначальных христиан, его изречения собраны в книге «Чадцам Божиим».

Отец Иоанн Крестьянкин отошёл ко Господу в 95 лет в 2006 году в день памяти новомучеников и исповедников Российских.

Показать полностью

Письма. Избранное. Архимандрит Иоанн Крестьянкин

Письма архимандрита Иоанна (Крестьянкина) напечатанные в этой книге лишь часть той огромной переписки, которую вёл старец со своими духовными чадами и просто обратившимися к нему за советом и помощью людьми. Взяться за такой не лёгкий труд этого уже не молодого человека понудила любовь к людям. Надеемся, что эту любовь и мудрость опытного духовника почувствует каждый читающий эту книгу.<br />

144.21

Опыт построения исповеди. Архимандрит Иоанн Крестьянкин

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) (11 апреля 1910 - 5 февраля 2006) был одним из самых почитаемых в России духовников-священников. Заслуживший славу провидца и старца всея Руси, он свои рассуждения всегда основывал на творениях святых отцов. Интернет магазин Русский Паломник старался собрать все сочинения архимандрита Иоанна Крестьянкина и книги – воспоминания о нем. Труд о. Ионна – &quot;Опыт построения исповеди&quot; - стал одним из лучших руководств в наше время по совершению исповеди. Книги старца Иоанна (Крестьянкина) можно рекомендовать всем ищущим истину.

64.4

Избранное. Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) подвижник нашего времени, ушедший от нас совсем недавно. И хотя он жил в монастыре, но знал боль и нужды простых людей не хуже, а иногда и лучше человека живущего в миру. Такова особенность опытного духовника и прозорливого старца, каковым он являлся. Его проповеди нужны и понятны для нас именно потому, что в них он говорит с нами на нашем языке и отвечает на вопросы, которые ставит наше время. <br />

331.2

Опыт построения исповеди

Сборник составили беседы старца архимандрита Иоанна (Крестьянкина), проводившиеся в семидесятые годы XX века в Псково-Печерском монастыре на первой седмице Великого поста, после чтения покаянного канона Андрея Критского. Новое издание пользующейся огромной популярностью книги дополнено выдержками, взятыми из проповедей и писем приснопамятного архимандрита Иоанна.

64.4

Опыт построения исповеди

Материалом  сборника стали беседы архимандрита Иоанна (Крестьянкина), которые проводились в семидесятые годы в Псково-Печерском монастыре на первой седмице Великого поста, после чтения покаянного канона Андрея Критского. Многим запомнились те вечера трепетного покаянного предстояния перед живым и близким Богом и собственной совестью, запомнилось обличающее и врачующее слово пастыря. Беседы эти были записаны и ныне изданы, и составители постарались максимально сохранить разговорную интонацию автора.

64.4

«Молитве лучше всего учит суровая жизнь. Вот в заключении у меня была истинная молитва, и это потому, что каждый день был на краю гибели. Молитва была той непреодолимой преградой, за которую не проникали мерзости внешней жизни. Повторить теперь, во дни благоденствия, такую молитву невозможно. Хотя опыт молитвы и живой веры, приобретённый там, сохраняется на всю жизнь».

«Я помню, как он шёл своей лёгкой стремительной походкой – не шёл, а летел – по деревянным мосткам в наш барак. Его бледное тонкое лицо было устремлено куда-то вперёд и вверх. Особенно поразили меня его сверкающие глаза – глаза пророка. Но когда он говорил с вами, его глаза, всё его лицо излучали любовь и доброту. И в том, что он говорил, были внимание и участие, могло прозвучать и отеческое наставление, скрашенное мягким юмором. Он любил шутку…»