Православный
интернет-магазин
0
Моя корзина
пока пусто

Царственные страстотерпцы

Царская голгофа. Роман-размышление. Жигалов Сергей

Роман-размышление Сергея Жигалова «Царская голгофа» посвящен трагической странице нашей истории — гибели Российской империи и убиению Царской семьи. Путь императора Николая II, его отречение, поругание и муки представлены в книге, исполненными глубокого пророческого смысла.<br /> Со страниц издания предстает большая галерея исторических портретов: царь-освободитель Александр II, миротворец Александр III, великие князья, министры, командующие фронтами, премьер Петр Столыпин, святой праведный Иоанн Кронштадтский, Лев Толстой, Григорий Распутин, Владимир Ульянов, председатель Госдумы Родзянко, Керенский и другие.<br /> Роман построен на обширном документальном фундаменте — научных трудах признанных российских и зарубежных историков и очевидцев.<br /> Допущено к распространению Издательским Советом Русской Православной Церкви.

795.92

Литерный на Голгофу. Последние дни Царской семьи. Роман. Станислав Вторушин

По поручению Ленина чрезвычайный комиссар советского правительства Яковлев ищет пути доставки императора Николая II и его семьи из Тобольска в Москву, понимая, что уральские чекисты не пропустят его через Екатеринбург. Это история трагических, последних дней российского самодержца. Роман основан на подлинных исторических документах, с психологической точностью воссоздавая портреты главных героев.<br /> <br />

291.65

Царский венец. Марина Кравцова. Елена Янковская

Биографическая повесть &quot;Царский венец&quot; создана на основе мемуаров и исторических документов и рассказывает о достойной жизни и мученической кончине семьи цасрственных страстотерпцев. Книга повествует о судьбе императора Николая II и его супруги императрицы Александры Федоровны, об их любви, которая зародилась в юном возрасте и которую они пронесли через все испытания, выпавшие на их долю в страшное русское лихолетье, об их чудесных детях. Образ царственных страстотерпцев, очерненный врагами Росии, вновь предстает перед нами как чистое зерцало правды и благочестия, как олицетворение подлинной красоты.

209