Православный
интернет-магазин
0
Моя корзина
пока пусто

Библейско-богословский институт

Показать полностью

Я вижу Сатану, падающего, как молния. Рене Жирар

Книга выдающегося философа Рене Жирара - одна из лучших современных антропологических апологий христианства - развивает проблематику жертвоприношения, миметического насилия, понимаемого как акт, лежащий в основе культуры и социума. Автор обращается к великим библейским темам зла и прежде всего - к теме Сатаны. По его мнению, Евангелия есть скорее учение о человеке, чем о Боге, карта насилий человечества, в которой его замыкают гордость и зависть. Обнаружить это учение о человеке и принять его, считает философ, значит воскресить идею Библии как целостного пророчества о Христе. Жирар рассматривает Евангелия как ключ ко всей мифологии прошлого, равно как и к будущим мифологиям, к той неслыханной истории, которая нас ожидает.<br /> От автора. Данная книга, в конечном счете, представляет собой то, что еще недавно называли апологией христианства. Я не скрываю этого обстоятельства, а напротив, без колебаний его признаю. Эта «антропологическая» защита христианства не имеет, разумеется, ничего общего с былыми «доказательствами существования Бога», «онтологическими аргументами» или «экзистенциальным» трепетом, который ненадолго пробудил XX век от духовной спячки. Все эти приемы прекрасны каждый на своем месте, но с христианской точки зрения они имеют один существенный недостаток - отсутствие связи с Крестом. Они носят скорее деистский, нежели специфически христианский характер.<br /> Если Крест демистифицирует мифологию еще более эффективно, чем автомобили и электричество у Бультмана, если он освобождает нас от иллюзий, которые бесконечно воспроизводятся в наших философских системах и социальных теориях, но нам никуда от него не деться. Религия Креста не только не устарела - она по сути и есть та драгоценная жемчужина, ради приобретения которой стоит пожертвовать всеми своими накоплениями.

503.7

Словарь Нового Завета. Том 2. Мир Нового Завета

Издание рекомендовано студентам, преподавателям, священнослужителям и полезен всем, кто хочет глубже познакомиться с происхождением христианства и новозаветной наукой.<br /> Словарь Мир Нового Завета посвящен как культурному ареалу, в котором возникло христианство, так и текстам Нового Завета, исключая Евангелия, которые рассматривались в первом томе двухтомного Словаря Нового Завета. Второй том содержит более сотни статей из четырех авторитетнейших словарей, подготовленных ведущими специалистами и изданных в США и Великобритании. Словарь поднимает проблемы текстологии, исагогики, экзегетики и герменевтики Нового Завета и предлагает современные решения. Он рекомендован студентам, преподавателям, священнослужителям и полезен всем, кто хочет глубже познакомиться с происхождением христианства и новозаветной наукой.<br /> Словарь Нового Завета — уникальное издание. Это незаменимое справочное пособие для людей, которые хотят лучше знать и понимать Священное Писание. Он содержит более трех сотен статей, написанных ведущими мировыми специалистами в области библейской текстологии, исагогики, экзегетики и герменевтики. Все статьи Словаря представляют результаты и последние достижения новозаветной науки конца XX — начала XXI века. Авторы применяют такие методы научного исследования, которые утверждают авторитет Священного Писания, используют критический подход к нему, поддерживают диалог с современным научным мировоззрением и обращаются к задачам, встающим перед христианской Церковью.

1799.97

Словарь Нового Завета. Иисус и Евангелия. Том 1

Издание рекомендовано студентам, преподавателям, священнослужителям и полезен всем, кто хочет глубже познакомиться с происхождением христианства и новозаветной наукой.<br /> Словарь преодолевает разрыв между учеными, преподавателями и студентами, пастырями и мирянами, стремящимися к серьезной информации по избранным темам в доступном формате обзорной статьи.<br /> Темы статей варьируются от широких понятий (таких как вера, закон, суббота) до специальных терминов (например, анализ форм, анализ редакций, социологические подходы), от отдельных событий евангельской истории (рождение, искушение, смерть Иисуса) до обзора четырех Евангелий в целом.<br /> Некоторые статьи — например, о рукописях Мертвого моря, раввинистических традициях и революционных движениях времен Иисуса — предоставляют важную информацию об историческом, культурном и социальном фоне евангельских повествований. Другие статьи отражают современные аспекты исследований темы Иисуса и Евангелий, такие как рассказы о божественном муже (как литературный жанр), древняя риторика и хрии. Вопросы, интересующие многих современных читателей, рассмотрены в статьях на темы исцеления, изгнания бесов, об историческом достоверности Евангелий.

1299.97

Единство и многообразие в Новом Завете. Исследование природы первоначального христианства. Джеймс Д. Данн

Книга Джеймса Д. Данна - одно из лучших современных пособий по изучению Нового Завета. Эта работа соединяет в себе исследование текста Нового Завета с историко-социальной характеристикой жизни первых христианских общин, помогая преодолеть пропасть между текстологическими исследованиями и богословской интерпретацией Священного Писания в духе древнейшего исторического христианства.<br /> Для студентов старших курсов гуманитарно-богословских факультетов и вузов, а также для всех интересующихся изучением Нового Завета.<br /> Новозаветным единством и многообразием я заинтересовался, как только стал изучать Новый Завет. Меня всегда интриговал характер материала, общего для первых трех Евангелий. В нем есть и единство, и многообразие. С одной стороны, единство: Иисус изображен очень похожим образом и часто с помощью одних и тех же слов. С другой стороны, три этих рассказа, безусловно, отличаются друг от друга как внутренней структурой, так и деталями содержания. Вскоре я понял, что не стоит закрывать глаза на очевидное и либо игнорировать многообразие, либо искусственно приводить тексты к одному знаменателю. Игнорировать или отрицать подобный характер писаний — значит отказываться принимать их такими, какие они есть. А это чревато утратой важного смысла: а именно что благовестие об Иисусе существует в разных формах, отвечая на разные ситуации. Настаивать на каком‑то одном &quot;аутентичном&quot; свидетельстве об Иисусе — значит препятствовать способности благовестия говорить по–разному с разными людьми и тем самым попросту затыкать ему рот.<br /> &quot;Восторженное&quot; христианство — третье, а точнее, четвертое из основных разновидностей христианства (помимо православия, католичества и протестантизма). Его иногда считают более поздним отклонением, на которое большее влияние оказали гностицизм или монтанизм, чем ортодоксальное христианство, или даже чисто протестантской аберрацией, порожденной Реформацией и в основном ограниченной XVII‑XVIII веками[10]. На самом же деле самая ранняя форма христианства, по–видимому, не что иное, как одна из таких &quot;восторженных&quot; сект.<br />

679.98

Нагорная проповедь (Мф 5-7). Богословско-экзегетический комментарий. Ульрих Луц

Книга известного современного библеиста Ульриха Луца - один из лучших комментариев к Нагорной проповеди. Он состоит из двух частей. Первая - общее введение в Евангелие от Матфея. Вторая часть представляет собой объемный библейский комментарий, который вошел в первый том немецкого четырехтомного издания. В книге отчетливо слышны голоса всех церквей, поэтому несомненно она будет интересна русскому читателю, желающему получить новейшие научно обоснованные данные о Новом Завете.<br /> От автора. Данная книга состоит из двух частей. Вторая часть — объемный библейский комментарий — это перевод из первого тома моего четырехтомного комментария к Евангелию от Матфея, написанного на немецком языке. Первую же часть, общее введение в Евангелие от Матфея, я написал в конце 2005 года. Список литературы был взят из комментария 2002 года, таким образом, он содержит специальную литературу по Евангелию от Матфея в целом. Он был дополнен и списком специальной литературы по Нагорной проповеди в частности.<br /> Возможно, читатели — прежде всего православные — удивятся тому, что в комментарии протестантского автора так часто встречаются ссылки на толкование отцов церкви, а также на толкования из Средних веков или из эпохи конфессионализма XVI — XVIII веков. В современных западных комментариях ссылаться на такие источники не принято. Почему я так сделал?<br /> Такой метод работы тесно связан с моим опытом написания комментариев: зачастую толкования отцов церкви, реформаторов или их католических противников яснее и богословски четче тех или иных современных комментариев говорят о предмете, который важен в тексте. Современные интерпретации нередкотонут в сведениях филологического, исторического или структурного характера. Отцы церкви и реформаторы говорят и о том, что именно является предметом текста — то есть, что текст означает для читателей и для христианских церквей в настоящее время, а не только о том, что он значил для общин тогда, почти две тысячи лет назад. Они толковали текст для своего времени—и именно это нам снова нужно делать сейчас: на занятиях, в проповедях, в беседах о Библии. Сам факт, что отцы церкви, реформаторы и вся традиция толкования, существовавшая до научной критики, имеют значение для понимания библейских текстов, в новое время часто забывался или вытеснялся в западном толковании Библии, в отличие от православного толкования.

649.99

Co-творение образа. Богословие иконы. Ирина Языкова

Книга И. Языковой обращена к самому широкому читателю и написана понятным для современного человека языком, потому что Благая Весть, выраженная в иконе, предназначена не для узкого круга богословов, а для всего человечества. Задача Церкви во все времена одна - донести Слово о Боге, весть о спасении, правду о Христе - до всех и каждого… Открывая мир иконы, читатель, даже самый неискушенный в богословских вопросах, откроет для себя мир любви, красоты, святости, а значит, увидит тот свет, который способен преобразить и его самого.<br /> Всеми признано, что русская православная икона — одно из высочайших достижений человеческого духа. Сейчас трудно найти в Европе такой храм (католический или протестантский), где бы не было православной иконы, хотя бы хорошей репродукции на доске из обработанного дерева, помещенной на самом видном месте.<br /> Вместе с тем русские иконы стали предметом спекуляции, контрабанды, подделок. Поразительно, что, несмотря на многолетнее расхищение такого достояния нашей национальной культуры, поток русских икон не иссякает. Это свидетельствует о грандиозном творческом потенциале русского народа, создавшего за минувшие века столь великое богатство.<br /> Однако человеку при таком изобилии икон довольно трудно разобраться и понять, что является подлинно духоносным творением религиозного чувства и веры, а что — неудачной попыткой создать образ Спасителя, Божьей Матери или святого. Отсюда неизбежная фетишизация иконы и снижение ее высокого духовного назначения до обычного почитаемого предмета.

549.99

Павел Флоренский. Наталино Валентини

Книга современного итальянского философа Наталино Валентини - глубокий биографический очерк о &quot;русском Леонардо&quot;, гениальном мыслителе Павле Флоренском. Реконструируя его биографию, Валентини подчеркивает не только глубину мысли, но и цельность трагической судьбы священника, философа, богослова. К монографии прилагается Введение к богословской диссертации Флоренского &quot;О духовной истине&quot;.<br /> После пятидесяти лет практически полного забвения о. Павел Флоренский сегодня наконец снова вернулся к нашим современникам как один из выдающихся мыслителей XX века, человек универсальных знаний: физик, математик, философ науки, инженер-электротехник, эпистемолог, богослов, философ религии и языка, теоретик искусства, исследователь эстетики, археологии, символики и семиотики. В последние годы постепенно начали проясняться отдельные стороны его огромного научного, философского и богословского наследия, что позволяет увидеть и оценить всю меру его таланта. Это внушительное культурное и духовное наследие на протяжении последних пятнадцати лет было предметом большого числа исследований, освещалось с самых разных сторон2 и даже было упомянуто в энциклике Fides et ratio («Разум и вера») как смелая попытка плодотворно сблизить разум и откровение, философскую пытливость и опыт веры.

299.99

Текстология Ветхого Завета. Эмануэл Тов

Данное издание выпущено в рамках программы Центрально-Европейского Университета «Translation Project» при поддержке Центра по развитию издательской деятельности (OSI-Budapest) и Института «Открытое общество. Фонд Содействия» (OSIAF — Moscow)<br /> Книга издана при поддержке организации<br /> Норвежская Миссия для Востока<br /> Книга переведена с исправленного английского издания Textual Criticism of the Hebrew Bible (Minneapolis and Assen/Maastricht: Fortress Press and Van Gorcum, 1992).<br /> Монографический учебник крупнейшего в мире специалиста, главного редактора проекта по публикации рукописей Мертвого моря. Автор вводит читателя в круг проблем современой ветхозаветной текстологии. Книга рассчитана на библеистов, филологов, гебраистов и студентов гуманитарно-богословских высших учебных заведений.

749.99

Текстология Нового Завета. Рукописная традиция, возникновение искажений и реконструкция оригинала. Брюс Мецгер. Барт Эрман

Переработанное издание, в соавторстве с известным американским богословом Бартом Д. Эрманом, освещает новейшие достижения в  области новозаветной текстологии.<br /> Книга выдающегося современного библеиста Брюса Мецгера почти полвека является основополагающим исследованием рукописной традиции и передачи текста Нового Завета. Настоящее издание, переработанное и дополненное, подготовленное в соавторстве с известным американским богословом Бартом Д. Эрманом, освещает новейшие достижения в области новозаветной текстологии. В нем кратко описаны давно известные и заново открытые рукописи, даны теоретическое обоснование и практические примеры текстологического анализа разночтений в этих рукописях. Авторы ссылаются на более чем 300 книг и статей, касающихся греческих рукописей, ранних переводов и научных исследований источников текста Нового Завета, рассматривают различные текстологические проблемы и дают объективную оценку некоторым текстологическим научным школам.<br /> Количество преднамеренных изменений, сделанных в интересах богословия, трудно точно определить. Ириней, Климент Александрийский, Тертуллиан, Евсевий и многие другие Отцы Церкви и раннехристианские авторы обвиняли еретиков в умышленном искажении Священного Писания. В середине II в. Маркион исключил из своих списков Евангелия от Луки все указания на иудейское происхождение Иисуса. &quot;Гармония&quot; Евангелий Татиана содержит некоторые изменения, поддерживающие аскетические и энкратические взгляды.<br /> Даже внутри Церкви иногда одна группировка обвиняла другую в искажении текста Священного Писания. Амврозиастр, римский комментатор Павловых Посланий, живший в IV в., был уверен, что в тех местах, где греческие рукописи отличаются по какому-нибудь важному пункту от латинских, которыми он привык пользоваться, за поврежденное чтение ответственны греки &quot;с их самонадеянным легкомыслием&quot;. При пересмотре старолатинского текста Евангелий бл. Иероним испытывал опасение подвергнуться порицанию даже за малейшие изменения текста в целях уточнения — страх, который, как показали последующие события, был обоснован.<br /> Рукописи Нового Завета хранят следы двух видов догматической правки: 1) приведшей к изъятию или изменению того, что рассматривалось как богословски неприемлемое или неудобное, и 2) вносившей в Священное Писание &quot;обоснование&quot; излюбленного богословского положения или сложившейся практики.

619.13

Канон Нового Завета. Возникновение, развитие, значение. Брюс М. Мецгер

Эта книга задумана как введение в такую богословскую тематику, которая, несмотря на свою важность и обычный свойственный к ней интерес, редко удостаивается внимания. Всего несколько работ на английском языке посвящены одновременно и историческому развитию канона Нового Завета, и тем сохраняющимся проблемам, которые связаны с его значением.<br /> Слово «канон» греческого происхождения; его использование в применении к Библии относится уже ко времени появления христианства; а идея канона Св. Писания зародилась в недрах иудейской религии. На этих страницах мы раскроем оба этих тезиса, уделяя преимущественное внимание раннему святоотеческому периоду.<br /> Формирование канона было неразрывно связано с историей древней Церкви — как ее институтов, так и литературы. Поэтому нам показалось необходимым представить здесь не только списки тех людей, которые в древности пользовались некоторыми документами, впоследствии признанными каноническим Писанием. Это особенно важно тем читателям, которые мало знакомы с деятельностью Отцов Церкви.<br /> Такие биографические сведения обретают подобающее им место в том историческом и географическом контексте, в рамках которого происходило становление канона. И хотя, как выразился однажды Доддс (Dodds), «в истории периодов нет, они есть только в головах историков», — нетрудно с достаточной ясностью выделить те этапы, когда в разных частях древней Церкви стали различать канонические и апокрифические документы.

679.25

Новый Завет. Контекст, формирование, содержание. Брюс М. Мецгер

Книга посвящена истории, культуре, обычаям мира, в котором появились тексты Нового Завета; личности и миссии Основателя христианства, ранней церкви в том виде, в каком ее видели новозаветные авторы.<br /> Книга адресована преподавателям, студентам, священнослужителям, катехизаторам, а также всем, кто интересуется истоками христианства.<br /> Цель данной книги, написанной по просьбе Совета по религии в независимых школах, - предоставить базовую информацию по содержании Нового Завета и важных аспектах его исторического фона, а также кратко рассказать об аналитических подходах, с помощью которых ученые пытаются решить некоторые из основных литературных проблем в Евангелиях. Было бы неуместно отстаивать здесь новые исторические, литературные или герменевтические теории.<br /> Напротив, автор этих строк попытался изложить материал как можно взвешеннее, отражая консенсус современной новозаветной библеистики. Как известно любому научному популяризатору, главная опасность состоит в том, что, упрощая сложные вещи, мы заставляем их казаться простыми, а, разъясняя спорные моменты, придаем им вид несомненности.

549.99

Единство церкви в Новом Завете

Эта книга объединила авторитетнейших богословов и библеистов XX века, таких как Джеймс Данн, Герд Тайсен, Ульрих Луц, Рэймонд Браун, Юрген Ролофф, Эрнст Кеземан и др., принадлежащих к различным конфессиям. Все они ставят перед собой труднейшую задачу: показать, что единство христианских церквей необходимо и возможно, особенно в условиях все более растущей секуляризации современного общества. Христиане по-разному могут смотреть на мир и церковь, иначе выбирать отрывки для чтения из Писания, придерживаться разных традиций, но при этом они читают одну и ту же Библию. Именно Библия, ее Благая весть является тем, что в первую очередь связывает вместе всех христиан.<br /> Экуменическое движение находится сегодня в состоянии стагнации. Причины этого различны на востоке и западе Европы. Для многих восточных церквей экуменизм связан с воспоминанием о коммунизме, когда в течение нескольких десятилетий после Второй мировой войны православные участвовали в экуменизме по распоряжению государственной власти, и это было в интересах не церквей, а государства. Экуменизм служил фиговым листком для прикрытия истинных отношений между церковью и коммунистическим режимом, для сокрытия вмешательства государства в дела церкви и творимых притеснений на религиозной почве. Помимо того государство неустанно надзирало за участниками экуменического движения, некоторые из них оказывались в положении государственных представителей внутри своих церквей. С изменением политической ситуации все это породило недоверие к экуменизму.<br /> Вопросы и требования, которые ставили по этому поводу западные и восточные церкви через свои секуляризованные общества, были схожи, но ответы церквей различны. Западные церкви, прежде всего протестантские, пошли по пути модернизации и приспособления к новым общественным условиям, тогда как церкви Восточной Европы сохранили свою связь с традицией. Трудности на пути взаимопонимания между церквами возросли. Многие религиозные общины и конфессиональные образования рассматривали Восточную Европу и Россию как земли, открытые для миссионерской деятельности, и они наводнились миссионерами североамериканского, западноевропейского и азиатского происхождения. Едва ли эти миссии представляли церкви, входившие во Всемирный совет церквей, но недоверие к экуменизму вызывали немалое. Две большие православные церкви — болгарская и грузинская — формально вышли из экуменического движения, другие, среди них русская, этого шага не совершили, но в известной степени замкнулись.<br />

320

Новый Завет: православная перспектива. Писание, предание, герменевтика. Стилианопулос Теодор

Книга представляет собой историческое и богословское введение в Новый Завет, написанное одним из авторитетнейших православных богословов современности. Рассматриваются природа и авторитет Священного Писания, его отношение к преданию, святоотеческие и современные подходы к Новому Завету и актуальнейшие вопросы интерпретации библейских текстов.<br /> Книга адресована прежде всего студентам богословия, священнослужителям и катехизаторам.<br /> Предисловие: Кристер Стендал.<br /> Бог, провозглашенный Ветхим и Новым Заветом, есть Тот, Кто воспевается и прославляется в Троице, ибо сказал Господь: «Не нарушить пришел Я, но исполнить» (Мф 5:17). Ибо Он соделал наше спасение, ради чего открыл нам Писание и все Свои тайны поведал. И еще: «Исследуйте Писания, они свидетельствуют обо мне» (Ин 5:39). И Апостол то же говорит: «Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках, в последние дни сии говорил нам в Сыне» (Евр 1:1-2). Так, Духом Святым, вещали Закон и Пророки, евангелисты, апостолы, пастыри и учителя. Следовательно, «все Писание богодухновенно и полезно» (2 Тим 3:16), так что изучать Священное Писание прекрасно и более всего полезно для души. Ибо, «как дерево, посаженное при потоках вод» (Пс 1:3), так и душа, орошаемая Священным Писанием, возрастает, и в должное время приносит плод веры православной, и украшается вечнозелеными листьями — то есть, разумею я, деяниями, угодными Богу.

349.99

Голоса православного богословия на Западе в XX веке. Нобл Ивана, Бауерова Катержина, Нобл Тим, Парушев Паруш

Эта книга – продолжение монографии «Пути православного богословия на Запад в ХХ веке», написанной той же группой исследователей и изданной ББИ в 2016 году. Авторы предлагают свой оригинальный взгляд на современное православное богословие, рассматриваемое ими как полифоническое явление, в котором органично и целостно сосуществуют и богословское наследие отцов, и молитвенная практика исихастов, и деятельная духовность нестяжателей, и творчество мыслителей-модернистов, таких как В. Соловьев, П. Флоренский, С. Булгаков, Н. Бердяев и др.<br /> Большая радость для нас представить русскоязычному читателю продолжение нашей предыдущей книги «Пути православного богословия на Запад в XX веке». Для нас очень важно, чтобы и книга «Голоса православного богословия на Западе в XX веке» могла появиться в русском переводе. И это по двум причинам. Во-первых, эта книга продолжает книгу первую, представившую исторический контекст православия, начиная с византийского наследия и со времени византийской миссии к славянским народам через Золотую Орду и Османскую империю вплоть до современности. Лишь на этом основании могла возникнуть наша вторая книга, в которой мы сосредоточились уже на конкретных темах православного богословия и стремились показать, как они развились в XX веке на Западе. Во-вторых, все богословские течения, о которых мы упоминаем в книге, и их многоголосие, которое звучит в книге, уходят корнями, по большей части, в дореволюционную Россию. Эта укорененность способствовала тому, что все эти течения смогли на Западе не только выжить, но и развить некоторые свои духовные аспекты и богословские темы. Бесценные переводы сочинений отцов церкви, начатые в богословских академиях и в монастырях в дореволюционной России, внесли вклад в обновление на Западе традиции патристики. Исихастская духовность открыла Западу нестяжательство Нила Сорского и духовные традиции Оптиной пустыни. Темы солидарности, целостности и свободы могли развиваться на Западе на основаниях эпистемологии и антропологии славянофилов. И, наконец, нами была затронута специфически русская тема веры в Святую Софию - Премудрость Божию, которая, главным образом, благодаря личности Сергея Булгакова вписалась в контекст «русского» Парижа и принесла с собой стремление охватить и прожить всеединство реальности в целом.

449.99

Церковная догматика. Том 4. Карл Барт

В четвертый том вошли четыре параграфа из &quot;Церковной догматики&quot; Карла Барта, объединенные общей темой откровения триединого Бога. Согласно Писанию, Бог есть воплощенное Слово Божье (§8) и вместе с тем Единый, существующий в трех лицах: Отца, Сына и Святого Духа (§9). Прежде всего, Бог откровения - это Творец, Господь нашего здесь-бытия и тем самым наш Отец (§10). Единый Бог открывается нам как посредник в человеческой среде, враждебной Господу, как предвечное Слово Божье, воплощенное для нас в Сыне (§11). Наконец, единый Бог открывается в Писании как искупитель, делающий нас свободными, и как таковой являет нам Духа Святого, в котором мы становимся детьми Божьими (§12).<br /> В кратком, но блестящем очерке о богословии Карла Барта Джон Уэбстер проницательно замечает, что «возрождение тринитарного богословия в последние 25 лет, в частности в англоязычном систематическом богословии, едва ли мыслимо без ясной уверенности Карла Барта, с которой он излагает троичную структуру христианского учения о Боге». Тед Петерс в предисловии к книге «Бог как Троица» пишет, что свое исследование он начал после чтения работы Клода Уэлча о Троице «Во Имя это». «Поразительным и поучительным для меня в этом труде стало открытие почти пророческого прозрения, что работы Карла Барта всколыхнут будущую дискуссию о Троице. Последние четыре десятилетия доказали, что это — правда». Одна из задач книги Теда Петерса — показать в этом очерке позднего тринитарного богословия ХХ века, что пророчество Уэлча сбылось.<br /> Чтобы оценить революционность и драматизм влияния Барта на возрождение тринитарного мышления во второй половине ХХ века, следует вспомнить о том, какое место отводилось Троице в богословии до Барта. Кант, заявив, что учение о Троице не прибавляет абсолютно ничего стоящего к нравственному богословию и практической жизни, тем самым установил повестку дня для будущего богословского дискурса. Его последователи в XIX веке уверяли, что учение о Троице стоит в стороне от центральных богословских тем. В необычайно влиятельном труде Фридриха Шлейермахера «Христианская вера» учение о Троице низведено до простого придатка к заключительной части книги. Для таких богословов, как например, Фома Аквинский или Кальвин, было обычным делом включать в рассуждение о бытии и свойствах Бога тему Троицы. Но Шлейермахер, помещая учение о Троице в конец книги, выразил этим убеждение в том, что оно является неким необоснованным и необязательным довеском к христианской вере.

549.99

Церковная догматика. Том 1. Карл Барт

&quot;Церковная догматика&quot; вошла в историю христианской мысли как одно из главных событий в богословии ХХ века. Карл Барт в своем фундаментальном богословском труде систематизирует и разъясняет основные положения христианского вероучения, проецируя христологический подход на всю область богословия. Сотворение мира, грехопадение человека, история Израиля, Новый Завет - все это интерпретируется сквозь призму &quot;события Христа&quot;. Русское издание включает в себя наиболее важные и интересные разделы оставшегося незавершенным многотомного оригинала. В первом томе объединены §§ 3, 15, 28, 32, 41/1 оригинального немецкого издания.<br /> Ярослав Пеликан написал в своем предисловии 1959 года к «Протестантской мысли» Карла Барта, являющейся сокращенной версией его монументальной работы «Протестантское богословие в XIX веке»: «Когда Барт решил заняться систематическим богословием, протестантская историческая наука потеряла исследователя, который мог бы стать величайшим историком вероучения после Адольфа фон Гарнака». Однако потеря для церковной истории оказалась триумфом для богословия. В то время как Пеликан сокрушался по поводу потери для церковно-исторической науки, лютеранские богословы в Европе возвещали новый рассвет богословия.<br /> Герхард Гоуге (Gouge) назвал «Церковную догматику» «одним из величайших достижений современной мысли и, возможно, самым значительным достижением систематического богословия в двадцатом веке». Датский богослов Регин Прентер считал «Церковную догматику» Барта «возможно, самой могучей системой, какую только видела история». Впрочем, приобретение для богословия дало кое-что и церковной истории. Те, кто имел желание углубиться в пространные экскурсы, набранные мелким шрифтом в «Церковной догматике», обнаруживали обилие сведений по основным проблемам в истории вероучения. Каждую из них Барт анализирует здесь со всей своей проницательностью и изощренностью. Несомненно, Пеликан знал об этом. Многочисленные исторические экскурсы в «Церковной догматике», «в которых рассматривается история всего, от учения об ангелах до образа Иуды Искариота, свидетельствуют о широте эрудиции Барта и глубине его мысли».

649.99

Семен Франк. Штрихи к портрету философа. Тереза Оболевич

Эта книга - попытка взглянуть на жизнь и творчество С. Л. Франка с внешней и с внутренней сторон. Автор сочетает аналитико-эпистемологический и реконструктивно-синтетический подходы, позволяющие пролить дополнительный свет на формирование философских и религиозных воззрений, а также жизненных установок и позиций великого русского философа. В работе использованы как новейшие исследования, так и архивные материалы, некоторые тексты С. Франка публикуются впервые.<br /> &quot;Новая книга сестры Терезы Оболевич является полезным дополнением к стремительно увеличивающемуся количеству научной литературы, посвященной Семену Франку. Т. Оболевич хорошо известный специалист по религиозной философии Франка. Эта удачно организованная книга стала для нее прекрасным способом свести воедино целый ряд интересных материалов и идей. В результате мы получили глубокое понимание характера и личности Франка и ясно изложенные некоторые аспекты его интеллектуального пути&quot;.<br /> проф. Филип Буббайер, Кентский университет, из Предисловия<br /> &quot;Панентеистическая версия философии всеединства Семена Франка приняла форму разработанной философской системы, свободной от идеологических обязательств и ясно показывающей общеевропейские источники ее основных понятий. Тем не менее, это не был продукт мирного созерцания, а результат интеллектуальной эволюции, отражающей драматическую историю жизни Франка на фоне русской трагедии. Книга сестры Терезы Оболевич, основанная на ее тщательных поисках в богатом Бахметьевском архиве в Колумбийском университете, является важным вкладом в понимание этого аспекта творчества Франка. Книга показывает многие ранее неизвестные грани жизни Франка в изгнании, уделяя особое внимание отношению его мысли к проблемам Русской православной церкви в 1920-е годы&quot;.<br /> Проф. Анджей Валицкий, Университет Нотр Дам (США), Польская академия наук<br /> Тереза Оболевич - профессор философии, заведующая кафедрой философии религии Папского университета Иоанна Павла II в Кракове (Польша), член Центра междисциплинарных исследований им. Коперника. Автор более 150 публикаций, в том числе шести книг, посвященных русской философии, истории философии, проблеме отношений между верой и знанием. В издательстве ББИ в 2014 г. вышло ее историко-философское исследование &quot;От имяславия к эстетике. Концепция символа Алексея Лосева&quot;, а так же под её редакцией в серии &quot;Наука и богословие&quot;, вышла книга &quot;Вера и знание. Взгляд с Востока&quot;<br />

299.99

Введение в еврейско-христианские отношения. Кесслер Эдвард

Книга Эдварда Кесслера задумана как простое и доступное  введение в долгую историю еврейско-христианских отношений. Автор касается широкого круга тем, включая в него не только  богословский контекст, но и произведения мировой литературы,  культурные, философские, исторические, социологические и  политические аспекты взаимодействия двух религий.<br /> Начнем с обнадеживающего факта: с начала XX века взаимоотношения между иудаизмом и христианством претерпели коренные изменения. Первопроходцами в развитии диалога и нового мышления были немногочисленные ученые и религиозные лидеры первой половины столетия. Однако Холокост, создание государства Израиль, II Ватиканский собор (1962-1965) способствовали более широким переменам. В результате христианство, которое долго подстрекало к агрессии против евреев, заново обрело уважение к иудаизму и даже восхищение перед ним. Некогда близкие отношения, казалось бы, канувшие в лету, во многом восстановились. У евреев же на смену старой точки зрения на христианство как на чужого и врага приходит осознание того, что с христианством возможно партнерство.

420

Библия в современном русском переводе (кожаный переплет, темно-синяя)

Новый перевод книг Священного Писания – итог 22-летний работы группы ведущих российских ученых Института перевода Библии в Заокском – библеистов и филологов, принадлежащих разным христианским конфессиям.<br /> Это первый академический перевод всей Библии на современный русский язык, сделанный в едином стиле.<br /> Издание содержит цветные библейский карты и снабжено постраничными примечаниями, каждой книге Священного Писания предпослан краткий исторический комментарий.<br /> Книга адресована самому широкому кругу читателей – как церковному, так и нецерковному.<br /> Издание нового перевода Библии подготовлено совместно с ББИ, поддерживающим давние и прочные отношения с МПБ.

2399.95

Библия в современном русском переводе (кожаный переплет, голубая)

Новый перевод книг Священного Писания – итог 22-летний работы группы ведущих российских ученых Института перевода Библии в Заокском – библеистов и филологов, принадлежащих разным христианским конфессиям.<br /> Это первый академический перевод всей Библии на современный русский язык, сделанный в едином стиле.<br /> Издание содержит цветные библейский карты и снабжено постраничными примечаниями, каждой книге Священного Писания предпослан краткий исторический комментарий.<br /> Книга адресована самому широкому кругу читателей – как церковному, так и нецерковному.<br /> Издание нового перевода Библии подготовлено совместно с ББИ, поддерживающим давние и прочные отношения с МПБ.

2399.95