Православный
интернет-магазин

Молитвослов с наставлением к исповеди. Не отвержи мене от лица Твоего

Отличительная особенность этого молитвослова - пояснения и поучения в помощь готовящимся к исповеди, к великому Таинству Покаяния. Здесь приводятся писания святителя Игнатия (Брянчанинова), священника Александра Ельчанинова, нашего современника - архимандрита Рафаила (Карелина), а также рассказ о посмертных мытарствах блаженной Феодоры. Еще одно отличие данного молитвослова - словарь малопонятных слов и выражений.

342

Учитель покаяния. Жизнеописание Святителя Игнатия Брянчанинова. Г. П. Чинякова

Житие величайшего духовного писателя и аскета святителя Игнатия, в миру дворянина Димитрия Брянчанинова, поражает нас разнообразием событий и испытаний, выпавших на долю святого, и вместе с тем – благородством и неугасающей внутренней красотой души святителя.<br /> Величина святости Владыки Игнатия и в том, что он, одаренный и внешней красотой и мирскими талантами, не отдал их на служение миру бренному, но всего себя посвятил «высшему званию» - монашеству, христианской аскезе, пастырскому служению ближним. <br /> Как дорогое оружие закаляется в бою, так и душа святителя Игнатия только ярче блистала добродетелями, преодолевая трудности житейские. Тяжелая, почти смертельная болезнь, монашеский постриг, восстановление заброшенных обителей, епископское служение в труднейшем кавказском регионе в период междоусобиц, войн, а после этого – жизнь на покое в Николо-Бабаевском монастыре в Костроме и написание лучших своих аскетических трудов – вот основные вехи жизни святителя Игнатия. Вот на каком основании житейского опыта, неразрывного с молитвенным подвигом и умным предстоянием Богу в молитве, построено здание литературного и аскетического творчества епископа Игнатия. Прикоснуться к атмосфере жизни святителя Вы сможете, читая эту книгу.

395.53

Толкования на Апокалипсис. Толкователь Откровения святого Иоанна Богослова. И.В. Каргель

Тема конца света и Страшного суда не могут не интересовать христианина. Богословы в разные времена пытались истолковать изложенное в Апокалипсисе. Одним из лучших толкований Откровения святого Иоанна Богослова является профессор И.В. Каргель, в основу книги которого положены сорок три его лекции, прочитанные им в начале 30 х годов в г. Ленинграде. Согласно богословию И.В. Каргеля, обращение ко Христу — не повод для самодовольства, а лишь начало пути спасения, которое является путем освящения верующего, путем борьбы с грехом. «Славное искупление нашего Господа не может и не должно быть для нас только предметом веры, но оно должно сделаться истиной действительностью в хождении и быть очевидным каждому», — подчеркивает он.

799.14

Семья. Нина Федорова

Роман &quot;Семья&quot;, повествует о судьбе русской семьи, оказавшейся после революции в эмиграции – но не Западе, а на Востоке, в Китае и сохранившей в самых безнадежных обстоятельствах твердую веру, милосердие, а, главное, способность радоваться, благодарить и не бояться будущего.

1133.33

Святой Серафим Вырицкий. Житие. Подвиги. Чудотворения. В.П. Филимонов

Книга основана на использовании архивных и других подлинных документов и свидетельств и является сокращенным вариантом обширного труда «Святой преподобный Серафим Вырицкий и Русская Голгофа», послужившего основанием для канонизации вырицко-го подвижника на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2000 года в лике преподобных для общецерковного почитания.<br /> Об авторе<br /> Валерий Павлович Филимонов — русский писатель-агиограф, академик Петровской академии наук и искусств, глав­ный редактор православного канала радио «Слово» и вестни­ка «На страже Православия», автор многочисленных публи­каций в десятках периодических изданий и альманахов.<br /> С Божией помощью стараниями В.П. Филимонова созданы жития девяти великих подвижников веры и благочестия. Это преподобные и богоносные отцы наши: Серафим Вырицкий, Варнава Гефсиманский и Феодосий Кавказский; священномученик Философ Петроградский и иже с ним убиенные чада — Николай и Борис, а также исповедники: старица схимонахиня Мария (Маковкина), протоиерей Алексий Кибардин и митро­полит Николай (Ярушевич).<br /> Работы автора отличает точное и неуклонное следование учению святых отцов, а также нравственным и деятельным преданиям Православной Восточной Церкви.<br /> Книги В.П. Филимонова — «Святой преподобный Сера­фим Вырицкий и Русская Голгофа», «По вере вашей да будет вам», «Крестом отверзается небо», «Преподобный Варнава Гефсиманский — духовный отец преподобного Серафима Вырицкого», «Но избави нас от лукавого», «Святое Православие и тайна беззакония — XXI век», «Человек должен оставаться человеком» и другие известны во многих странах мира.<br /> Труды В.П. Филимонова одновременно явились и материа­лами к прославлению пяти святых земли Русской, совершав­ших свои подвиги в суровые годы трех революций, первой Мировой, Гражданской, Великой Отечественной войн и от­крытых гонений на Православие. Жития этих угодников Божиих несомненно должны служить примером спасения для современных православных христиан в смутное предантихристово время.

192.12

Пророчества преподобного Серафима Вырицкого. В.П. Филимонов

Эта книга является продолжением труда «Святой преподобный Серафим Вырицкий и Русская Голгофа», послужившего материалом для прославления вырицкого старца в лике святых. В нее вошли письма, сообщения и отклики читателей, полученные автором после публикации жизнеописания великого подвижника ХХ века. Это новые свидетельства о подвигах и духовных дарах преподобного, о его чудесной помощи в духовных и житейских обстояниях, скорбях и телесных недугах, о его поддержке и укреплении многих и многих на пути веры, на пути спасения, а также воспоминания очевидцев, сподобившихся видеть отца Серафима при его земной жизни и рассказы наших современников, ощутивших на себе силу его молитвы и получивших чудесную помощь вырицкого старца после его блаженной кончины.<br /> Книга дополнена обзором литературы, посвященной преподобному Серафиму Вырицкому.

247.01

Православное учение о личном спасении. Спасение как процесс. Архиепископ Михаил Мудьюгин

Архиепископ Михаил (1912-2000) – видные иерарх Русской Православной Церкви, известный богослов и историк Церкви, кандидат технических наук, магистр богословия. Как и все работы владыки, «Православное учение о личном спасении» - работа, над которой долго и тщательно трудились. В каждом разделе приведен список терминов, общие представления автора, уитаты из трудов отцов Церкви.<br /> Сотериология, т. е. учение о спасении, настолько «обобрана» и «растаскана» параллельными богословскими дисциплинами, что сам предмет исследования, кажется, теряет какое бы то ни было содержание. Так, евангельские события, с которыми связано догматическое представление о спасении человечества во время Голгофской жертвы, оказались преимущественно в поле зрения библеистики. Личное стремление каждого христианина к спасению разбирается аскетикой и нравственным богословием. О достижении райского блаженства каждым отдельно взятым христианином пишут специалисты по эсхатологии, а воспитание человека в вере и в желании достичь Царства Небесного делят между собой психология и педагогика. Поучения Святых Апостолов, Отцов и Учителей Церкви о путях спасения изучаются учеными экзегетами и патрологами. Рассматривая тему спасения, легко свести проблему к одной из указанных точек зрения и снова оставить ее нерешенной.<br /> Владыка Михаил был не только фундаментально и всесторонне образован, но и являлся настолько ответственным и искренним человеком, что при всем желании невозможно представить, чтобы в результате его духовно-интеллектуального труда вышла работа банальная и конъюнктурная. Более того, он был глубоко лично заинтересован в выяснении для себя вопроса, может ли он сам надеяться на спасение после смерти. Интерес этот появился у него еще в раннем детстве и, со временем упрочаясь, постоянно осмыслялся по мере взросления и обретения жизненного опыта. Неизбежно и естественно возник момент, когда владыка почувствовал острую необходимость изложить на бумаге свои постоянные и многолетние рассуждения и представить их на всеобщий суд.

146.92

По следам апостола Павла. Людвиг Шнеллер

Ученые посчитали, что апостол Павел преодолел более 16000 километров  в своих  миссионерских путешествиях, он тяжело трудился,  переходя  из  города  в  город  по  дорогам  Римской империи. В  городах  он  проповедовал  и  образовывал  христианские   общины,  которые  затем старался  посещать  вновь для наставления и духовной поддержки новообращенных.<br /> О делах  и  путях пламенного служения апостола рассказывается в этой книге.

755.55

Обозрение духовной брани. Святой Иоанн Кассиан Римлянин

…цель ваша – в чистоте сердца, а конец – Жизнь Вечная. Итак, что может нас направить к сей цели, т. е. к чистоте сердца, тому мы следовать должны всею силою, а что отвлекает от нее, того избегать, как гибельного и вредного. Ибо для нее все подъемлем мы и делаем; для нее оставляются родители, отечество, чины, богатство, утехи мира сего и все удовольствия, – чтоб, т. е. сохранно удерживать постоянную чистоту сердца. Если посему будем мы всегда иметь во внимании эту цель, то все действия наши и помышления будут направляться прямо к достижению ее. Если же она не будет неотходно стоять пред очами нашими, то все труды наши и силы, не будучи направляемы на одно это, напрасно будут иждиваемы.

363.25

О Небесной иерархии. Святой Дионисий Ареопагит. Очерк православного учения об ангелах. Священник Ипполит Мышкин. Ангелы и бесы. Архиепископ Василий Кривошеин

В настоящий сборник вошли труды, излагающие православное учение об ангелах святых отцов Церкви, рассмотрены вопросы сотворения бытия ангелов, их природы и существа, местопребывания и служения, блаженная вечность их, а также и падших ангелов — бесов.

682.91

О молитве. Архимандрит Сафроний Сахаров

Творения архимандрита Софрония переведены на многие языки мира, и тысячи людей во всем мире через них обретают веру. В России особую известность получила книга «Старец Силуан». Среди других наиболее важных трудов отца Софрония можно упомянуть книги «О молитве» и «Видеть Бога как Он есть». Относительно последней он свидетельствует: «...я там писал целую мою исповедь за всю мою жизнь. Там приведено все самое важное из моей жизни в Боге...». В простых словах архимандрит Софроний рассказывает о своей жизни в Боге так, чтобы сделать это понятным даже тем людям, которые считают себя неверующими. Движимое огнем «любви Христовой», которая «есть любовь, объемлющая весь мир» и каждого человека, его свободное слово о Боге не знает каких бы то ни было ограничений религиозного, философского или политического порядка, поскольку, как он сам пишет, «всякое ограничение, всякое самозамыкание, всякий страх чужого нам, христианам, не к лицу». Эта беспредельность любви его «к каждому человеку как неповторимой вечной ценности» наполняет всякое его слово, к кому бы оно ни было обращено. Своим живым примером архимандрит Софроний показывает, как “мы стоим перед необходимостью «раскрыть» себя для «всего» и всех, чтобы самим стать христианами”.

799.14

История христианской церкви от времен апостольских до наших дней. Ф.К. Функ

Книга Ф. К. Функа – это сочинение живое, свежее, будящее мысль. Как с методологической стороны, так и по богатству содержащихся в нем материала труд этот является образцовым. Автор, можно сказать, достиг намеченной цели. В легкой и доступной форме ему удалось дать всю сумму знаний, необходимых для каждого образованного богослова и историка. Стремясь к краткости, Функ выбросил все обременяющие другие учебники многословные размышления и рефлексии. У него говорят сами факты. Исключая все излишние и не имеющие большого значения подробности и детали, Функ старательно излагает все сколько-нибудь существенно важное.<br /> Разносторонне освещая факты, он сводит их в одну стройную систему, облегчающую читателю более успешное усвоение всего изложенного церковно-исторического материала.<br /> Эти выдающиеся достоинства создали учебнику Функа колоссальный успех как у себя на родине, где книга в течение двух десятков лет выдержала пять больших изданий, так и за границей.<br /> Имя покойного профессора Тюбингенского Университета Функа, заявившего о себе солидными трудами в деле критического исследования важнейших источников канонического права древней церкви и разносторонними этюдами в области древней церковной истории, составившими три объемистых тома, известны всякому занимающемуся изучением правового строя и внутренней организации древней церкви. Католик по своему происхождению, в своих главнейших ученых работах он служил исключительно науке и его исследования, сделанные в области изучения источников канонического права, по своей научной ценности не имеют пока ничего равного себе в западной науке1.<br /> Научный метод работ Функа, его обширные познания в области церковной истории, нажитое, навыком умение разобраться в сложных и запутанных вопросах, – все это ручается уже и за научную значимость составленного им учебника по истории христианской церкви. Хронологический объем его очень обширен; по своему содержанию он простирается от апостольских времен до наших дней. Но умение сжато излагать свои мысли, в немногих словах высказать многое, в кратких выражениях скомбинировать исторические факты, воспроизвести их историческую индивидуальность и взаимную связь, – талант, которым, кажется, обладают одни немецкие умы, – все это ярко сказалось и на учебнике Функа

2615.38

История крестовых походов. Ж.Ф. Мишо. Житие и хождение игумена Даниила в Святую Землю. Игумен Даниил

История Крестовых походов известного французского историка Жозефа-Франсуа Мишо рассказывает нам об одном из самых драматичных периодов Средневековья, связанным с противостоянием христианства и ислама.<br /> Стоит произнести слова &quot;крестовые походы&quot; - и перед мысленным взором встают суровые и мужественные рыцари, оставившие своих прекрасных дам - и в едином религиозном порыве двинувшиеся на притеснителей христианской веры. Возможно, это был один из последних массовых духовных всплесков, которые помнит Европа. Ясность и беспримесная чистота порыва, великая идея, готовность к самопожертвованию, а, благородство, героические подвиги во славу христианской веры, великое безрассудство невежества и, конечно, стремление людей посмотреть и себя показать - отрывали этих отчаянных паладинов от родных феодов и майоратов и бросали навстречу неизвестности. Туда, где героическая смерть встречала их на пороге - гораздо чаше, чем сказочная роскошь или пряная мусульманская экзотика. Эпоха необъяснимых противоречий и вопиющих контрастов. Столетия, полные романтики и фанатизма, технических изобретений и косных традиций, страха и надежд, злодеяний инквизиторов и подвигов титанов Возрождения. <br /> Знай мы об этих таинственных веках чуть меньше, нам не на чем было бы строить о них свои догадки.<br /> Эту книгу даже в наше пресыщенное время можно смело назвать уникальной. Франсуа Мишо возвратил Европе гордость и память о Крестовых походах; именно с его труда началось глубокое изучение наследия Средневековой Европы.<br /> В книгу также вошел замечательный памятник древнерусской литературы &quot;Житие и хождение игумена Даниила в Святую Землю&quot;, написанное русским паломником, побывавшем там в 1104-1107 годах.

1089.75

Из воспоминаний старого эриванца. 1832-1839 гг. А.Ф. Рукевич

В воспоминаниях Генерал-лейтенанта Русской Императорской армии рассказывается о его жизненном пути, приведшим юнца— участника польского восстания 1830–1831 годов на Кавказ в ряды славного Эриванского полка…<br /> Многие на Кавказе до сих пор еще помнят моего отца, Аполлинария Фомича Рукевича, служившего здесь в войсках беспрерывно от начала тридцатых до конца восьмидесятых годов прошлого столетия и умершего в чине генерал-лейтенанта более двадцати лет тому назад.<br /> В оформлении обложки использован фрагмент картины И. К. Айвазовского «Десант в долине Субаши»<br /> По настоянию близких лиц, он начал писать свои воспоминания об этой героической эпохе, но, к сожалению, не докончил их. Однако почти законченный период пребывания солдатом представляет некоторый исторический интерес, главным образом с бытовой стороны. Мне он завещал редактировать и издать их, «если кто поинтересуется давним прошлым старого инвалида».<br /> Редакционная моя работа заключалась лишь в сглаживании шероховатостей, неизбежных при черновых набросках, и в очень немногих добавлениях, почерпнутых из дальнейших отрывочных заметок отца или известных в нашей семье по его рассказам. Впрочем, эти добавления не касаются сущности описываемых событий, а лишь дополняют их.

406.84

Иван Грозный. Народное воззрение на деятельность Ивана Горозного. И.П. Сенигов

Первый русский царь – Иван Васильевич Грозный, являясь великим государем не только в глазах народа, но и по мнению всякого беспристрастного историка, подобно некоторым другим гениальным представителям русского народа был велик в своей деятельности, своем покаянии и в своем падении.<br /> Историк Сенигов Иосиф Петрович  родился в 1859 г., образование получил в Санкт-Петербургском университете на историко-филологическом факультете<br /> Напечатал: «О первоначальной летописи Новгорода Великого» («Ж. М. Н. Пр.», 1884 г.) и «О древнейшем летописном своде Новгорода Великого» («Летопись занятий Археографической комиссии», 1886). Состоял преподавателем истории в Императорском  училище правоведения. В «Известиях Московского  общества истории и древностей российских» за 1888 г. напечатана диссертация Сенигова «О новгородских летописях и Российской истории В. Н. Татищева», за которую он получил степень магистра русской истории. В 1889—1899 гг., состоял приват-доцентом по кафедре русской истории  Санкт-Петербургского университа. Занимался в петербургских и московских архивах и книгохранилищах собиранием архивных документов, относящихся к истории земских учреждений в Московском государстве. Результатом этих работ являются «Памятники юридической старины», он составил также «Коммерческий словарь» (1898) и ряд статей для детского и народного чтения.

290.6

Земные Ангелы. Повести и рассказы о русских архиереях

В книгу вошли повести и рассказы о русских архиереях русских писателей, известных и не очень. Время жизни и трудов героев книги пришлись на конец XIX – конец XX столетий. Места, где происходят описываемые события – епархии Российской империи, блокадный Ленинград, Лондон. При столь различных временах, местах и условиях служения их объединяют черты, характерные для лучших представителей русского епископата: искренняя вера и преданность Господу, забота о своей пастве и простота, доступность и нестяжательство.

682.91

Заметки старого кавказца. Генерал Засс. Георгий Атарщиков

В станицах линейных казаков было сложено множество песен, в которых воспевались подвиги барона Засса. Что же касается горцев, то между ними одно имя Засса наводило панический страх: матери пугали им своих детей.<br /> Генерал-лейтенант барон Григорий Христофорович Засс, будучи полковником, назначен в 1833 году начальником Баталпашинского кордонного участка на кубанской линии. Так как непокорные горцы жили в вершинах рек большого и малого Зеленчугов, по Урупу и на обоих течениях включительно до реки Лабы, то Баталпашинский участок был самым опасным на Кубанской линии, вследствие беспрестанных набегов горцев.<br /> Бывший в то время командующим войсками Кавказской и Черноморской линии, генерал-лейтенант Вельяминов, зная личную храбрость полковника Засса и его решительный и неустрашимый характер, отозвал Засса с Сунженской линии, где он командовал Моздокским казачьим полком, и, назначив начальником сказанного участка, предоставил ему право, для обеспечения кордонной линии от набегов горцев, действовать по своему личному усмотрению, без особого предварительного разрешения начальника Кубанской линии. Прибыв к месту нового назначения, полковник Засс нашел в Баталпашинском кордонном участке следующие войска, насколько могу припомнить: Хоперский казачий полк, два донских казачьих полка, штаб-квартиры которых находились: первого в станице Невинномысской, а второго в станице Баталпашинской, Навагинского пехотного полка 1-й батальон, расположенный в станицах поротно. Штаб-квартира полковника Засса была в станице Невинномысской, как центральной по протяжению кордона; тут же находилось и главное приставство над мирными ногайцами и абазинцами, жившими аулами по левому берегу реки Кубани и частью на правом.

334.19

Дети. Нина Федорова

Эта удивительная книга рассказывает о вере и стойкости, о духовной жизни и открытости к людям, о патриотизме и о любви. Роман «Дети», продолжение романа «Семья», был издан в 1958 году во Франкфурте-на-Майне, в Германии.

610.25

О поминовении усопших по Уставу Православной Церкви. Святитель Афанасий (Сахаров)

Автор книги, архиепископ Афанасий ( в миру Сергей Григорьевич Сахаров) прожил долгую и многотрудную жизнь. Тяжкие испытания выпали на долю святителя в безбожные годы. 11 раз он был арестован, 6 раз невинно осужден, в тюрьмах и лагерях провел около 22 лет, в ссылках - около 7 лет. Непоколебимая любовь ко Христу, к Православной Церкви, к Русской земле питала ту особую твердость, с которой Владыка Афанасий относился к хранению правды церковного бытия - это касалось и его непрестанной, пожизненной заботы о сохранении уставного богослужения. Откликаясь на литургические нужды, Владыка составлял новые молебные пения, им составлена служба всем святым, в Земле Российской просиявшим, - удивительный памятник духовной любви к Святой Руси. Но главным итогом всей жизни святителя Афанасия стал его труд &quot;О поминовении усопших по Уставу Православной Церкви&quot;.

697.43

Загробная жизнь по учению святых отцов

Непрочна и суетна жизнь, которой мы живем на земле; неудержимо и скоротечно время, в пределах которого проходят дни нашей жизни. Самое ясное течение ее часто омрачается совсем неожиданно самыми черными тучами житейских бурь. Ненадежно и шатко наше счастье на земле; радости наши смежны с горем; от богатства – недалеко нищета; здоровье никогда и ничем не защищено от болезней; жизнь всегда может пресечься смертью. Грустно становится, когда следишь за скоротечностью нашей жизни, когда видишь и испытываешь всю непрочность ее благ. Но еще грустнее должно быть, когда при этом остаешься безутешным. А где искать утешения? Не будем ли искать его в постоянном наслаждении чувственными благами, в ежедневных пиршествах и празднествах, в удовлетворении страстей своих? Не пожелаем ли последовать примеру евангельского богача, говорившего душе своей: почивай, яждь, пий, веселися (Лк. 12, 19)? Люди, подобные этому богачу, бывали всегда и везде; много их и в настоящее время. Вот как они рассуждают, по свидетельству премудрого Соломона. Мал есть и печален живот наш, – говорят они, – и несть исцеления в кончине человечества… Яко самослучайно рождени есмы, и по сем будемякоже не бывше… имя наше забвено будет во время, и никтоже воспомянет дел наших… Стени… преход житие наше, и несть возвращения кончины нашея… Приидите убо, и насладимся настоящих благих, и употребим создания, яко в юности скоро. Вина дражайшего и мира благовоннаго исполнимся, и да не прейдет нас цвет жития… Ни един от нас лишен да будет нашего наслаждения, везде оставим знамение веселия, яко сия часть наша, и жребий сей (Прем. Сол. 2, 1, 2, 4, 5, 6, 7, 9). Неужели же последуем примеру этих людей, так безумно, по свидетельству Апостола, восклицающих: да ямы и пием, завтре бо умрем (1 Кор. 15, 32)? Прежде всего не всякий имеет достаточно материальных средств, чтобы предаваться постоянно наслаждениям земным. Но и тот, кто имеет такие средства, может скоро утомиться постоянными празднествами, может устать в однообразии удовольствий; пропадет для него и вся мнимая прелесть наслаждений; сам он потеряет силу и крепость, преждевременно состарится. Тогда опять настанет для него скука и тоска, с придачей утомления жизнью. А иной, иногда и богатый, и обладающий средним достатком, а тем более, угнетаемый бедственным положением, ничем не утешается, озлобляется на все и на всех, даже и на самого себя, и что же? Смерть, но не своевременная и естественная, а преждевременная и насильственная, кажется ему лучшим исходом. Первые, не имея утешения, ищут его и находят не в том, что может действительно его доставить, а этот последний отчаивается во всяком утешении. Но и те, и другие – все они забывают лучшее утешение, то утешение, за которым недалеко ходить, которого не долго искать, потому что оно заложено в самой нашей природе и которое может быть истинно благотворным для всякого. Это великое утешение состоит в твердой надежде, что настоящая земная жизнь не оканчивается еще смертью, что мы должны ждать жизни будущей, загробной. Говоря о ней, св. апостол Павел обращается с такими словами к солунским христианам:не хощу… вас, братие, не ведети о умерших, да не скорбите, якоже и прочии, не имущии упования (1 Сол. 4, 13). Только не имеющие надежды на продолжение настоящей жизни по смерти сетуют и печалятся во все течение жизни и ни в чем не находят утешения. Но будущая жизнь некогда настанет для всех умерших, живущих и имеющих жить, и надежда на это, ожидание этого составляет источник истинного утешения и успокоения. Разум человеческий, как сам по себе, так особенно при озарении Слова Божьего, приходит к мысли о возможности и необходимости будущей загробной жизни. Действительность ее с несомненностью явствует из Слова Божьего и учения св. отцов, излагающих нам и некоторые свойства будущей жизни. Для нас, православных христиан, будущая загробная жизнь – непререкаемая истина, это верование, учение и исповедание св. Церкви, ежедневно торжественно возглашающей в слух верующих: чаю воскресениямертвых и жизни будущаго века (11 и 12 чл. симв. веры).

218.5