Православный
интернет-магазин

Владимир Даль

Показать полностью

История греческой философии в 6 томах. Том III. Софисты. Сократ. Уильям Гатри

Третий том получившей мировое признание шеститомной «Истории греческой философии» профессора Кембриджского университета, одного из крупнейших историков античной философии, Уильяма Гатри (1906-1981), посвящен периоду греческого Просвещения. В центре внимания объемного исследования — интеллектуальная культура V века до н. э., прежде всего вопросы политики и морали, воспитания и образования, языка и культуры, столь же актуальные сегодня, как и более двух тысячелетий назад. Как и предыдущие тома, данное издание содержит авторские переводы наиболее значимых текстов, детальный анализ и аргументированную критику сложившихся к середине ХХ века комментаторских и исследовательских традиций. Переведенный на русский язык очередной том прекрасного исследования древнегреческой мысли даст отечественному читателю достаточно ясное представление о международных исследованиях, поможет ориентироваться в уже существующих интерпретациях греческой философии, избавит от повторения ошибок прошлого.

3002.84

Пламенный реакционер. Владимир Митрофанович Пуришкевич

Монография профессора СПбГУ А. А. Иванова приурочена к 100-летию со дня смерти и 150-летию со дня рождения одного из самых экстравагантных российских политиков начала XX века - Владимира Митрофановича Пуришкевича (1870-1920). Монархист, парламентский боец, мастер политического скандала и участник убийства Распутина - Пуришкевич был едва ли не самым известным депутатом Государственной думы Российской империи, чье имя вызывало неослабевающий интерес публики, не сходило со страниц прессы и стало нарицательным. Ему посвящалось множество фельетонов, карикатур, восторженных и гневных статей, им восхищались, его ненавидели, но равнодушным Пуришкевич не оставлял никого. В книге, затрагивающей события трех российских революций, периода &quot;думской монархии&quot;, Первой мировой и Гражданской войн, представлена целостная биография консервативного политика, охватывающая все этапы его жизни и сферы деятельности.<br /> Издание адресовано как профессиональным историкам, так и всем интересующимся политической историей России начала XX века.

1101.04

Платон и его гештальт. Генррих Фридеман

Издательство «Владимир Даль» продолжает публикацию переводов немецких авторов, относящихся к «кругу Георге», в котором ставилась задача осуществить принципиально новый подход к прочтению и пониманию наиболее выдающихся текстов европейской духовной культуры. Одним из основополагающих образов для нового предприятия, наравне с Шекспиром, Гете и Ницше, был Платон, сделавшийся не столько объектом изучения и анализа, сколько предметом поклонения и иконой синтетического культа. Речь идет о первой «книге-гештальте», в которой был реализован революционный проект георгеанской платонолатрии, противопоставлявшей себя традиционному академическому платоноведению. Она была написана молодым философом-соискателем и адептом «круга» Генрихом Фридеманом, получившим образование в университетах Германии и Швейцарии, а затем продолжившим его в неокантианских школах. Подчеркнуто антиакадемичная книга была высоко оценена самим Стефаном Георге, но его сотрудничество с Фридеманом роковым образом оборвалось: автор погиб в битве при Мазурах в самом начале Первой мировой войны. Основной темой книги Фридемана стало движение от Сократа к Платону, от эйдоса – к идее и от одинокого учительства – к воздвижению величественного культа, продляющего мгновение рождения бога и тем удерживающего космос от распада. Опираясь на свой тщательно обоснованный опыт прочтения классических диалогов, Фридеман создает совершенно новый образ Платона, трактуя его не только как идеалиста и диалектика, но как философа-мистика, основателя эротического культа идей.

1031.7

Понятие времени. Мартин Хайдеггер

В 64 томе собрания сочинений Мартина Хайдеггера представлены долгое время не публиковавшийся даже на Западе трактат &quot;Понятие времени&quot; (1924) и так же названный доклад, который Хайдеггер 25 июля того же года прочел в Марбургском теологическом обществе, взяв за основу упомянутый трактат. Понятие времени трактуется здесь в контексте Хайдеггеровой концепции историчности, играющей ключевую роль в главном его философском сочинении - книге &quot;Бытие и время&quot;, куда были перенесены многие части трактата. Предлагаемые вниманию читателя тексты о времени можно считать первоначальным вариантом этого фундаментального труда.

613.48

К. Н. Леонтьев. Полное собрание сочинений и писем. Письма 1883 - 1887 годов. Том 12(1)

Предлагаемая вниманию читателей первая книга завершающего тома Полного собрания сочинений и писем К. Н. Леонтьева раскрывает события одного из важнейших и плодотворных периодов в жизни Леонтьева. С одной стороны, это было время подведения итогов (в 1884 году он начал работать над прижизненным собранием статей — сборником «Восток, Россия и Славянство»), а также обретения первых учеников (кружок «гептастилистов»), с другой — начало нового жизненного цикла (выход в отставку и переезд в Оптину пустынь) и связанного с ним нового замысла («Записки отшельника» были начаты в Оптиной осенью 1887 года). В книге представлены 245 писем, значительная часть из которых никогда не публиковалась или же печаталась с большими купюрами и искажениями. Среди адресатов писем — литераторы, ученые, государственные и общественные деятели, издатели (В. Г. Авсеенко, Н. П. Барсуков, кн. К. Д. Гагарин, Ф. А. Гиляров, К. А. Губастов, О. А. Новикова, К. П. Победоносцев, Вс. С. Соловьев, Н. Я. Соловьев, А. А. Фет, Т. И. Филиппов), сослуживцы по Московскому цензурному комитету, ученики (поэт А. А. Александров, публицист Н. А. Уманов, филолог Я. А. Денисов). Совершенно новые краски вносят письма к племяннику писателя, В. В. Леонтьеву, доставлявшему родным много хлопот. Книга сопровождается подробными историко-литературными комментариями и указателем имен.

2502.37

Политические религии. Между демократией и тоталитаризмом. Эмилио Джентиле

Знаменитая работа итальянского историка, профессора Римского университета «Сапиенца» Эмилио Джентиле (род. 1946), долгожданный первый русский перевод которой вы сейчас держите в руках, является исключительно важным трудом в серии новейших сочинений, посвященных анализу, изучению и толкованию наиболее значимых политических феноменов последних столетий.<br /> Теоретический инструментарий, предложенный итальянским историком, позволяет оценивать любое общественно значимое явление, проявленное в политическом поле, с точки зрения фундаментальных и экзистенциально важных для бытия каждого индивида феноменов, категорий и убеждений. Теория политических и гражданских религий, созданная профессором Джентиле, позволяет дать ответы и на наиболее парадоксальные вопросы истории XX в., связанные с политическими успехами тоталитарных режимов, и на некоторые злободневные вопросы современного мира. Не пересказывая в подробностях настоящую работу, ознакомление с которой было бы полезно как историкам и философам, изучающим политическую проблематику, так и широкому Kpyiy читателей, интересующихся проблемами политического, отметим ее ключевые теоретические положения.<br /> Сакрализация политики достигла своего апогея в период между двумя мировыми войнами в связи с появлением новых тоталитарных режимов. Именно с приходом тоталитаризма все аспекты политических религий — как идеологические, так и институциональные — получили свое наибольшее развитие, что уподобило тоталитарные режимы новым церквам, посвящающим себя пропаганде веры в абсолютную и неоспоримую истину своей идеологии, преследованию неверных и культу людей с сакральным ореолом. И именно с приходом тоталитаризма феномен политической религии стал восприниматься как реальная угроза для традиционных религий и судеб человечества. Эта угроза связывалась не только с чрезмерной физической властью, осуществляемой тоталитарными режимами, но и с их вторжением во все аспекты публичной и частной жизни граждан и с исходящей от них завораживающей силы, которая пробуждала в людях воодушевление, фанатичную веру и преданность по отношению к светским сущностям, воплощенным в личности вождя, преображенного в живого бога. Как мы увидим в этой и следующей главах, те свойства, которые уподобляли тоталитарные режимы церквам, рассматривались как их противниками, так и сторонниками в качестве выражения подлинно религиозного аспекта, присущего самой природе этих политических движений.

976.73

Платоновская теология о бессмертии души в XVIII книгах. Марсилио Фичино

«Платоновская теология о бессмертии души» — главное сочинение флорентийского гуманиста Марсилио Фичино (1433–1499). Творчество Фичино получило широкую европейскую известность как благодаря его латинским переводам сочинений Платона, Плотина, Ямвлиха, Прокла, Порфирия, трактатов «Герметического корпуса», так и его собственным религиозно-философским сочинениям на латинском языке, главным из которых является предлагаемая вниманию читателей «Платоновская теология». Фичино многие годы возглавлял созданную Лоренцо Медичи Великолепным знаменитую флорентийскую Платоновскую академию, оказавшую большое влияние на европейские умы второй половины XV века.<br /> Книга будет интересна каждому, кого не оставляет равнодушным история европейской философии, а также все, что связано с ренессансной флорентийской культурой XV века.<br /> Творчество Марсилио Фичино знаменует собой кульминацию развития новой эпохи в истории человечества, получившей название Возрождение. На место средневековой традиционной культуры, с ее ценностями социального порядка, воспроизведения деятельности по известным стандартам и теоцентрического мировоззрения, пришла культура креативная, провозгласившая человека, его разум, свободу, уникальность и творчество – ключевыми ценностями культуры. Само слово антропоцентризм стало прочно ассоциироваться с именем Фичино и с эпохой Возрождения.

2628.29

Последний из &quot;отцов&quot;. Биография Ивана Аксакова. Тесля Андрей

Работа является первым опытом подробного биографического очерка Ивана Сергеевича Аксакова (1823—1886), младшего сына С. Т. Аксакова, яркого представителя аксаковского семейства, знаменитого в русской литературе и интеллектуальной истории, «последнего из „отцов&quot;» славянофильского учения, по выражению о. Иосифа Фуделя. Своеобразие и мощь личности И. С. Аксакова предстает на фоне современников, в первую очередь других представителей славянофильского кружка, каждый из которых был оригинальным, неординарным дарованием. В приложении приводятся письма И. С. Аксакова к его невесте (А. Ф. Тютчевой) и к выдающемуся русскому историку и общественному деятелю М. О. Кояловичу.<br /> Книга рассчитана как на специалистов в области истории русской общественной мысли XIX века, так и на широкий круг читателей.<br /> &quot;Иван Аксаков, взявший на себя роль «хранителя» славянофильского наследия, оказался тем, кто ввел славянофильские идеи в широкую сферу русской общественной мысли 1860-х годов — и поддерживал присутствие данной позиции в пространстве публичной дискуссии вплоть до своей кончины: он не давал ему сделаться «фактом истории» — в свое время, в 1850-е годы, верно поняв, что славянофильство — если оно не желает остаться достоянием узкого круга — должно «отзываться на все вопросы современности», стать политической и идейной позицией, обращенной к неопределенному множеству читателей, а не к узкому кругу лично знакомых, быть не только (и даже не столько) дебатами интеллектуалов, но и полемической позицией.&quot;

952.52

Духовный форпост России: православное духовенство Крыма в 1914-1920 годах

Монография преподавателей СПБГУ Александра Пученкова и Владимира Калиновского посвящена деятельности православного духовенства Таврической епархии в переломный исторический период - от начала Первой мировой войны до Великого русского исхода из Крыма в ноябре 1920 г. В работе, основанной преимущественно на материале, извлеченном из архивохранилищ Крыма, Москвы, Санкт-Петербурга и США, авторам удалось объективно представить метаморфозу, произошедшую с клиром в «эпоху войн и революций», -  от безусловной поддержки монархии в момент объявления войны с Германией до попыток найти свое место в условиях многочисленных политических режимов времен Гражданской войны.

926.69

Русский политический предмодерн. Забытые «консерваторы» второй половины XIX века. А. Э. Котов

Монография доктора исторических наук А. Э. Котова (СПбГУ) посвящена идейному противостоянию двух направлений отечественного консерватизма XIX века: национального и сословно-имперского. Ее герои - не только классики русской общественной мысли, такие как М. Н. Катков и Ю. Ф. Самарин, но и забытые сейчас политические публицисты: М. В. Юзефович, И. П. Корнилов, В. Д. Скарятин и другие. Российский пореформенный консерватизм предстает в авторской интерпретации не как &quot;охранительство&quot;, но как один из возможных путей развития страны.<br /> Для специалистов-историков и всех интересующихся русской интеллектуальной историей.

700.66

Царский путь» Михаила Каткова: Идеология бюрократического национализма в политической публицистике

Монография является первым комплексным исследованием, посвященным консервативным публицистам катковского круга. На основе материалов отечественных архивов и периодической печати конца XIX в. автор анализирует взгляды и деятельность М.Н.Каткова, а также его сподвижников, единомышленников и конкурентов: Н.А.Любимова, И.Ф.Циона, С.С.Татищева, П.К.Щебальского, Н.В.Щербаня, М.Ф.Де-Пуле, П.П.Цитовича, В.Я.Шульгина, П.А.Кулаковского и др.<br /> Книга адресована как специалистам, так и широкому кругу читателей, интересующихся отечественной историей.

750.71

Политическая философия русского консерватизма. Камнев В.М., Осипов И.Д

В учебном пособии анализируются актуальные историко-теоретические аспекты развития политической философского консерватизма в России XVIII-XX веков.<br /> Для обучающихся по основным образовательным программам бакалавриата и магистратуры &quot;Философия&quot;, а также, для всех интересующихся историей отечественного консерватизма, политической и социальной мыслью России.<br /> Наше время остро нуждается в возрождении таких базовых общественных принципов, как социальный порядок, безопасность, традиция, религия и семья. Становится понятно, что партикулярные ценности атомизированного существования, не связанного с жизнью целого (семьи, народа, государства), не обеспечивают полноты человеческого бытия. Моральным, правовым, психологическим проблемам современности должна быть противопоставлена идея гармонии личного и общественного, тематизированием и разработкой которой занимался русский философский консерватизм. Духовное развитие невозможно без обращения к прошлому, без обнаружения в нем инновационного.

556.98

Вернер Зомбарт. Собрание сочинений в 3 томах. Том 1. Буржуа: к истории духовного развития современного экономического человека

В предлагаемое издание входят работы Зомбарта, написанные в 1910-е гг.<br /> Вернер Зомбарт почти забыт немецким научным сообществом, которое редко вспоминает о том, что он, наряду с М. Вебером, Г. Зиммелем и Ф. Теннисом, является одним из основоположников социологии, что в 1920-е гг. он считался ведущим немецким экономистом, а его поздняя работа «Человек» относится к классическим произведениям философской антропологии. Отчасти это забвение связано с тем, что науки развиваются, концепции устаревают — кто читает сегодня позавчерашних «властителей дум», кто станет через пару десятилетий читать нынешних? Широкую известность Зомбарту принесли две работы: «Социализм и общественное движение в XIX веке» (1896) и «Современный капитализм» (1902); считается даже, что именно благодаря Зомбарту термин «капитализм» получил распространение в научном сообществе, т. е. за пределами пропагандистской литературы II Интернационала. В области философии Зомбарт был явным дилетантом (в сравнении с такими представителями философской антропологии, как А. Гелен или X. Плеснер), предложенный им вариант «понимающей социологии» сегодня никто не поставит вровень с трудами Вебера или Зиммеля. Однако забвение трудов Зомбарта в Германии связано и с тем, что о нем не слишком хотят вспоминать, не говоря уж о том, чтоб чтить его как «классика». Репутация немецкого националиста, враждебного прежде всего англосаксам, была достаточной причиной для того, чтобы «перевоспитанные» американцами немецкие социологи и экономисты либо не упоминали о нем вообще, либо писали небылицы о «сотрудничестве с нацистами». Если открыть сайт Encyclopedia Britannica, то о Зомбарте можно прочесть следующее: «немецкий историк-экономист, включивший марксистские принципы и нацистские теории в свои писания о капитализме» XIX века. Социология для Зомбарта есть наука, исследующая не каузальные, а смысловые связи в культуре. Психологическое понимание направлено на индивида, «ноология» есть наука о коллективных смыслах, присущих неповторимым историческим образованиям — сословиям и профессиям, полисам и нациям. Философская антропология Зомбарта заслуживает специального исследования; коротко говоря, им был предложен вариант «культурной антропологии», сходный с трудами таких мыслителей, как Э. Ротакер и М. Ландманн. Никто не заставляет нас почитать Зомбарта, который был и не самым глубоким теоретиком, и немецким националистом, но читать его до сих пор полезно, особенно в тех странах, которые испытали на себе все «прелести» государственного социализма, а теперь с немалыми трудностями возвращаются к рыночной экономике.

473.02

Статьи и исследования 1900-1920 годов. Сергей Дурылин

В книгу сочинений Сергея Николаевича Дурылина вошли статьи и исследования разных лет. Среди них - работы &quot;Вагнер и Россия. О России и будущих путях искусства&quot; (1913), &quot;Николай Семенович Лесков. Личность. Творчество. Религия&quot; (1917), &quot;Иконопочитание и древней Руси&quot; (1919), &quot;Заметки о Нестерове (Впечатления, размышления, домыслы)&quot; (1923-1924); статьи &quot;северного&quot; цикла, религиозно философская публицистика рубежа 1910-1920-х гг., тексты периода работы в ГАХНе (1925-1928; &quot;Бодлер в русском символизме&quot;, &quot;Александр Добролюбов&quot;, &quot;Об одном символе у Достоевского&quot;), и многое другое.<br /> Все работы, вошедшие в данный том, либо не публиковались ни разу, либо давно уже стали библиографической редкостью.<br /> Для широкого круга читателей.

1178

Византийское христианство. Хуго Балл

Книга «Византийское христианство» вышла в 1923 году, на очередном крутом вираже в творчестве Хуго Балла (1886—1927). Она явилась полной неожиданностью для почитателей автора. К тому времени он был достаточно широко известен как видный немецкий авангардист (собственно говоря, немецко-швейцарский, потому что большую часть своей творческой жизни провел в Швейцарии, где и умер). Авангард — слово расплывчатое, но точнее в данном случае и не скажешь, потому что у Балла каких только не было ипостасей.<br /> Основатель и «папа» дадаизма, давший имя этому направлению в искусстве (впрочем, в Манифесте дадаизма говорилось, что, дадаизм, может быть, и не искусство вовсе, а скорее религия!), кабаретист, драматург, режиссер, пианист, поэт, художник, дизайнер, романист, наконец (в предпоследние, так сказать, свои годы) политический публицист, культуролог-историософ, моралист и биограф своего друга Германа Гессе. И вдруг эдакая новость — труд о святых отцах церкви, да еще восточного, византийского, разлива — т. е., по-западному, «схимников», первосветочей подозрительного Православия. Это как если бы Хлебников, отложив «будетлянство», занялся бы вдруг исследованием трудов и дней Сергия Радонежского или Нила Сорского.<br /> Впрочем, кто знает, может быть, что-нибудь подобное и могло случиться, проживи Председатель Земного Шара (милостиво признававший дадаистов своими законными детьми) на четыре года больше. Ведь ровно на столько Балл пережил своего конгениального русского ровесника, а к Богу он окончательно и резко повернул именно в 37 лет, т. е. в том возрасте, когда Хлебников умер.

556.7