Православный
интернет-магазин
0
Моя корзина
пока пусто

Мемуары, дневники

Каждая человеческая жизнь уникальна, но при этом люди часто сталкиваются с одними и теми же проблемами, задаются похожими вопросами. Поэтому так интересно читать дневники, мемуары и воспоминания великих людей: известных деятелей, священнослужителей, членов царской семьи. Через исторические книги читатель понимает, чем жил и о чем думал человек, чем жертвовал ради своей цели и выбранного духовного пути. Подобное чтение вдохновляет, помогает проанализировать собственную жизнь и сделать правильный выбор.

Подбор по параметрам
Розничная цена
от
до
18.00
12 009.00
24 000.00
Автор
Все
Издательство
Все
Год
Посмотреть все
Переплет
Посмотреть все
Вид:

Маска и душа. Страницы из моей жизни. Федор Шаляпин

Федор Иванович Шаляпин (1873—1938) — уникальное явление в истории мирового искусства. Он — гений, что на века сумел остановить мимолетность сценического искусства. В гримерную входил обычный человек — а на сцене появлялся Иван Грозный, Борис Годунов, Мефистофель или монах Досифей. Неподражаемый, всегда в образе, который не оставлял сомнений в искренности и правдивости. Его голос был такой великой силищи, полета и красоты, что, казалось, ему нет преград. Но не басом единым был славен Федор Иванович. Шаляпин — это удивительное сочетание происхождения, типажа, характера, личности, харизмы и темперамента. О своем жизненном пути певец рассказывает с юмором и правдиво, как он сам признается — «отчаянно провинциально». А значит — искренне, а значит — по-русски.

1174.83

Уход Толстого. Как это было. В. Ремизов

В книге впервые представлена развернутая хроника последних месяцев жизни Льва Толстого: с 19 июня по 7 ноября 1910 г. Построенная на подлинных материалах, — дневниках, письмах, документах, мемуарах участников событий — она передает неповторимость каждого дня, создает условия для объективного и правдивого восприятия смысла происходящего.<br /> Читателю предоставлена возможность, минуя многочисленные трактовки и интерпретации, ощутить себя свободным в поисках ответов на сложные вопросы разыгравшейся драмы. Повествовательный ряд обогащен огромным количеством уникальных фотографий из фондов Государственного музея Л. Н. Толстого

479.82

Никола Русский. Италия без Колизея. Борис Ширяев

Впервые издается сборник итальянских эссе блестящего и многогранного писателя, яркого представителя &quot;второй волны&quot; эмиграции, автора знаменитой &quot;Неугасимой лампады&quot; и написанной в лагерях &quot;Ди-Пи&quot;. Статьи 1950-х годов, разбросанные в зарубежной периодике, посвящены судьбам русских беженцев в Италии, стране, которая не стала для них надежным приютом, но не смогла не вдохновить просвещенного, чуткого и ироничного литератора-очевидца.

498.78

Женщина с пятью паспортами. Повесть об удивительной судьбе. Княгиня Татьяна Меттерних (Васильчикова)

Этой книгой издательство продолжает серию воспоминаний замечательных людей, своей судьбой в силу различных обстоятельств, связанных с Петербургом, блестящей столицей загадочной страны, великой и жалкой одновременно. Предлагаемая вниманию читателя книга уже опубликована на немецком, английском, французском и чешском языках, многократно переиздана и стала общеевропейским бестселлером. Ее автор — &quot;женщина с пятью паспортами&quot;, вспоминает о времени, когда она была подданной одновременно пяти государств, о своей удивительной судьбе (отец — крупный государственный деятель, сподвижник П.А. Столыпина; мать — урожденная княгиня Вяземская, утонченная аристократка, которой выпала нелегкая доля воспитать на чужбине пятерых детей; любимая сестра &quot;Мисси&quot; — Мария Васильчикова, знаменитый автор &quot;Берлинского дневника&quot;) и о себе, своем личном опыте Сопротивления, бесхитростно повествует о своей любви (ее муж — немецкий офицер, прямой наследник известного всей Европе князя Клеменса фон Меттерних). Жизненный путь княгини Татьяны Илларионовны Меттерних (урожденной Васильчиковой) — воплощение лучших традиций русской аристократии. Для широкого круга читателей

947.67

Академик Н. П. Кондаков: поиски и свершения. И. Л. Кызласова

Научному творчеству великого ученого, одному из основных создателей новой дисциплины «византийское и древнерусское искусство» Н. П. Кондакову (1844–1925), а также ряду его коллег посвящен этот сборник. Он включает в себя как заново написанные очерки, так и материалы, ранее публиковавшиеся в разных изданиях, но специально доработанные вновь. Тексты основаны на документах, хранящихся в архивах разных городов: это важные для истории науки эпистолярные комплексы и особенно ценные фрагменты из дневника Н. П. Кондакова (в том числе полные глубокого трагизма страницы о его вынужденной эмиграции из Одессы в начале 1920 г., которые во многом дополняют знаменитую книгу «Устами Буниных»). Приведены основные вехи жизни Н. П. Кондакова и полная библиография его трудов.<br /> Книга рассчитана как на специалистов, так и на всех интересующихся историей российского византиноведения.

947.67

Мы все были у него в сердце. Воспоминания об архимандрите Кирилле (Павлове)

Вниманию читателей предлагается сборник воспоминаний духовных чад старца архимандрите Кирилла (Павлове; 1919–2017) — выдающегося пастыря Русской православной Церкви. Отец Кирилл, духовник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, был также духовником трех Патриархов, многих архиереев и огромного числа монашествующих, священников и мирян. Он получил всероссийскую известность и снискал почитание и любовь православного народа.<br /> Рекомендовано к публикации Издательским советом Русской Православной Церкви.

290.61

Кадетство: воспоминания выпускников военных училищ XIX века. Вероника Богданова

Первый армейский кадетский корпус был открыт в Петербурге в 1732 году по указу императрицы Анны Иоанновны. Как писал военный историк А. В. Висковатый, это была &quot;колыбель славы многих героев и знаменитых мужей России&quot;.<br /> В книге собраны воспоминания воспитанников военных училищ XIX века. Включенные в книгу мемуары бывших кадетов, гардемаринов и юнкеров как нельзя лучше иллюстрируют то, как в дореволюционной России воспитывали будущих офицеров. Авторы живо и ярко рассказывают о днях учебы, делятся своими впечатлениями о преподавателях и офицерах.

359.12

Дело чести. Быт русских офицеров. В. Богданова

Офицерство в царской России всегда было особой &quot;кастой&quot;, отличающейся как от солдат, так и от гражданских людей. Отстраненность от общества объяснялась, в частности, и тем, что офицеры не имели права присоединяться к политическим партиям, а должны были на протяжении всей жизни руководствоваться лишь принципами долга и чести. Где офицеры конца XIX - начала XX века проводили время, когда могли жениться и как защищали свою честь? Обо всем этом вы узнаете из мемуаров русских офицеров XIX века.

359.12

К сердцу вашему пишу. Собрание писем Георгия Алексеевича Машурина, Затворника Задонского

В этот сборник вошло житие затворника Задонского монастыря Георгия Машурина и его письма, которыми вот уже более 180 лет зачитываются все русские боголюбцы. Первый сборник писем и келейных записей послушника Георгия Алексеевича Машурина был составлен монахом Порфирием (Григоровым) и выпущен Оптиной Пустынью в 1839 году под названием «Письма в Бозе почивающего затворника Задонского Богородицского монастыря Георгия». Книга быстро разошлась, вызвав самые похвальные отзывы. После письма неоднократно переиздавались. Многие святые отцы и пастыри нашей Церкви очень любили этого подвижника и всегда рекомендовали своей пастве обращаться к его письмам для духовного возрастания. Святитель Московский Филарет (Дроздов) высоко ценил наставления Георгия, указывая на то, что «они просты и скромны. Таковыми обыкновенно и бывают наставления старцев».<br /> В 19 веке знаменитый подвижник Задонского Богородицкого монастыря Георгий Затворник написал такие слова: «Господь затворников хранит. Блажен, кто Богу угождает!». Говоря о духовном значении отшельничества и монашества вообще, свт. Игнатий (Брянчанинов) утверждал, что именно для истинной евангельской жизни в пустыню и затвор «бежало совершенство церковное, источник света, главная сила Церкви». Примеры их богоугодной жизни приводили многих на путь спасения, а духовные наставления подвижников становились дивным укреплением для верующей души. И сегодня на нашей книжной полке один из кладезей этого духовного богатства - сборник писем затворника Георгия Задонского «К сердцу вашему пишу».

498.78

Верность Церкви Христовой в испытаниях сохранившие 1937–2017

Книга-альбом «Верность Церкви Христовой в испытаниях сохранившие. 1937–2017» является продолжением изданной в ПСТГУ в 2012 году книги-альбома «Пострадавшие за веру и Церковь Христову. 1917–1937». В основу обоих изданий легли материалы Базы данных ПСТГУ «За Христа пострадавшие», содержащей сведения о 35 645 православных христианах, подвергшихся арестам, ссылкам, заключению в тюрьмы и лагеря, расстрелам в годы гонений на Русскую Православную Церковь. Книга «Верность Церкви Христовой в испытаниях сохранившие», помимо темы страданий Церкви в 1940-е – 1980-е годы затрагивает такие темы как: деятельность Русской Православной Церкви в годы Великой Отечественной войны; старческое окормление верующего народа умудренными опытом тяжких испытаний подвижниками; борьба архиереев, священников и мирян против закрытия храмов; жизнь уцелевших монастырей на территории СССР; возрождение церковной жизни после празднования Тысячелетия Крещения Руси в 1988 году; почитание новомучеников и исповедников в наши дни. В книге было использовано более 1200 фотографий военных и послевоенных лет, среди этих фотографий – малоизвестные изображения пострадавших за веру православных христиан в 1940-е – 1980-е годы. Книга адресована как специалистам в области истории Русской Православной Церкви, так и широкому кругу читателей

285.01

Собрание сочинений святого праведного Иоанна Кронштадтского (дневники). В 26 томах

Настоящее издание — это первая публикация всех известных на данный момент дневников святого праведного Иоанна Кронштадтского (1829—1908). Дневники охватывают период с 1856 года по 1898 год. На настоящий момент отсутствуют тетради дневников за 1885—1890 и 1894—1896 годы и за период с 1898 года до середины 1908 года. Отсутствие тетрадей за эти годы нисколько не умаляет значения публикации, так как недостающие тетради добавили бы какие-то подробности, касающиеся жизни праведника, ничего не добавив по существу.<br /> В связи с публикацией дневников следует сказать, что они впервые предоставляют возможность составить подлинную биографию праведника как с точки зрения фактов, так и по существу его духовного подвига. Имеющиеся на данный момент биографии отца Иоанна Кронштадтского носят несколько упрощенный характер: они — и не икона, и не фотография, а скорее похожи на лубок. В качестве развлекательного чтения такие биографии имеют право на существование — но в качестве вспомоществования на пути ко спасению, в качестве духовного ориентира они могут принести скорее вред, нежели пользу, так как могут ввести читателя в заблуждение относительно жизни праведника, рисуя такую картину окружавшего его мира, в которой было мало сходства с реальной, зачастую весьма суровой действительностью.<br /> Многие страницы дневника написаны отцом Иоанном с предельной откровенностью, так что у читателя может возникнуть помысел, а уж не обычный ли он человек, отец Иоанн, — хотя и священник, а, может быть, такой, как и мы, грешники. Однако внимательное чтение и изучение дневников праведника показывает, что нет, совершенно не такой и что между им и нами лежит едва ли не пропасть. То, к чему современные христиане уже привыкли, то, что составляет, можно сказать, почти бытовую сторону жизни современного человека, тот мир помыслов, который является почти обычной обстановкой внутренней жизни современного христианина и даже и не осознается им и никак не оценивается, — то осознавалось праведником как горькое падение, требующее с его стороны самого жестокого, беспощадного обличения. Его самоукорение столь велико, последовательно и неотступно, что показывает, что воистину Дух Божий действовал в нем, — и пусть Господь и попускал ему оступаться, но Он же и воздвигал его вскоре. По силе борьбы с мысленными искушениями посреди житейского моря и посреди мира, в котором он жил, святой праведный Иоанн являет пример одного из величайших святых XIX — начала XX столетия, на котором почила великая милость Божия, которая, по слову апостола Павла, зависит не от подвизающегося, а от Бога милующего (Рим. 9, 16).<br /> Зная, что отец Иоанн любил богослужение и сам читал канон на утрени, некоторые священники также стараются читать каноны на утрени, но часто не получают того, на что рассчитывают, ибо, предпринимая чрезвычайные, но единичные усилия, упускают из виду заботу о ежечасном и ежеминутном исправлении своей души, непереставаемом предстоянии совести Богу, что требует напряжения иного качества. В этом случае уже не человек усиливается сделать что-то с его точки зрения хорошее, а душа человека просвещается, как стекло солнечными лучами, словом Божиим, которое живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные. И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто перед очами Его: Ему дадим отчет (Евр. 4, 12—13). Человек каждую минуту судится им и старается убрать с души всякое пятно, которое открывается на ее одеждах Божественным глаголом. Именно поэтому дневники святого праведного Иоанна Кронштадского начинаются с углубленного прочтения и толкования им Священного Писания. Невозможно спастись и право жить, не зная Закона Жизни, не изучив вполне воли Божией, запечатленной в святом Евангелии. Это первая заповедь праведника всем спасающимся -читать, углубляясь в содержание, и снова читать Священное Писание, вникая в богодухновенные глаголы, и судить ими себя, и по мере их исполнения снова просить Господа открыть ум для уразумения читаемого. Оно как неколеблемый камень, на котором только и может каждый воздвигнуть постройку своего спасения.<br /> Из дневников отца Иоанна мы узнаем, как он боролся со страстями, присущими в той или иной мере каждому человеку, какими были подлинные отношения его с сослуживцами в храме, с супругой Елизаветой и с родственниками, — а эти отношения были весьма далеки оттого, что обычно изображается его биографами. Но из дневников мы узнаем и то, каким путем шел праведник и какой христианский выход он находил из сложных коллизий человеческого бытия.<br /> Ныне много говорят о праве человека на личную тайну, что нельзя касаться того, что человек писал в личном дневнике. Говоря так, люди забывают, что на Страшном Суде не будет личных тайн, сокровенных чувств и мыслей. Таким чтителям личной тайны ответим словами самого святого праведного отца Иоанна, которые он написал, имея в виду дневник: «Не истреблять этой книги и по смерти моей: может быть, кто-нибудь найдется подобный мне по мыслям и по чувству и покажет свое глубокое сочувствие написанному в этой книге, если не всему, чего я и не смею надеяться (потому что могут найтись здесь, при строгой критике, и ошибки), то по крайней мере некоторым местам ее. Всё хорошее и справедливое в этой книге почитаю не своим, а Божиим, так как мы не способны ... помыслить что от себя, как бы от себя, но способность наша от Бога [2 Кор. 3, 5]. Мои только ошибки и недостатки». Публикацией дневников исполняется завещание отца Иоанна, тем более непреложное, что завещателем в данном случае является один из великих святых Русской Православной Церкви последнего времени.

8336.83

Святополк-Мирский Ефимов М., Дж. Смит. ЖЗЛ

Имя Дмитрия Петровича Святополк-Мирского (1890–1939) в России пока еще известно недостаточно, но на Западе он – один из самых известных специалистов по русской литературе, автор трудов, по которым и сейчас учатся студенты-слависты. Выходец из княжеского рода, сын министра внутренних дел, он служил в гвардии, участвовал в Гражданской войне, а потом оказался в Англии, где приобрел авторитет не только в эмигрантских кругах, но и у местных деятелей науки и культуры. Пересмотр взглядов, участие в евразийском движении, общение с М. Горьким привели Мирского к принятию коммунистических идей и отъезду в Советский Союз, где он, как и многие «возвращенцы», стал жертвой репрессий 1930-х годов. Его творческое наследие вернулось на родину лишь недавно, а теперь российским читателям предлагается первая полномасштабная биография Святополк-Мирского, созданная ведущими исследователями его жизни и творчества – российским ученым М. Ефимовым и британцем Дж. Смитом.

598.53

Лесков. Прозёванный гений. Майя Кучерская

Прозу Николая Лескова читали все, но знают его по двум-трем текстам. Названный Львом Толстым писателем будущего, самый недооцененный русский классик XIX столетия и человек-скандал прокладывал свой путь в стороне от исхоженных дорог русской словесности и сознательно выламывался из привычных схем, словно нарочно делал всё, чтобы перед ним закрылись двери гостиных и редакций, а его книги не встретились с читателем. С Крестовским он посещал петербургские трущобы, с Чеховым — злачные места. Недоучившийся гимназист прошел на государственной службе путь от письмоводителя до члена министерского Ученого комитета, ненавидел и нигилистов, и обер-прокурора Синода Победоносцева. Современники подозревали его в связях с тайной полицией, а советские пролетарии считали своим. Любя всё диковинное и яркое и в жизни, и в литературе, он сконструировал собственный сочный лексикон, работой с языком предвосхитил авангардные эксперименты начала ХХ века.<br /> Книга Майи Кучерской, написанная на грани документальной и художественной прозы, созвучна произведениям ее героя — непревзойденного рассказчика, очеркиста, писателя, очарованного странника русской литературы.

788.07

Сила благословения. Ирина Овчинникова

Большое значение в жизни каждого христианина имеет влияние его духовника, который умеет вовремя остановить решения человека, дать совет и перенаправить его действия. Именно таким духовником в течение почти 50 лет был для нескольких сотен людей протоиерей Александр Егоров († 2000 г.), клирик храма Ильи Пророка, что находится в Москве во 2-ом Обыденском переулке. В книге Ирины Овчинниковой «Сила благословения» помещены личные воспоминания автора об отце Александре, по настоятельному совету которого состоялось ее паломничество на Валаам в Спасо-Преображенский монастырь в 1991 году в самом начале воссоздания монастыря. Эта поездка вынудила автора глубже познакомиться с историей обители во все периоды ее существования. Предлагаемые материалы по Валааму основаны на личных воспоминаниях, архивных и литературных данных.<br /> Монашество этого монастыря с древних времен пережило много трагических периодов, обитель разрушалась, и каждый раз получала новый импульс для восстановления. Она обретала новое дыхание, сохраняя традиции своей жизни. Так произошло и в настоящее время. История жизни и деятельности людей на Валааме в советский период была такова, что незаметно и неосознанно ими подготавливалось воссоздание монастыря.

403.78

Вячеслав Иванов: путь поэта между мирами. Аверинцев С С

Опыт интеллектуальной биографии замечательного русского поэта и мыслителя Вячеслава Иванова (1866—1944) в исполнении не менее замечательного российского ученого С.С. Аверинцева заслуживает самого пристального внимания.<br /> &quot;В год, когда его жизнь начиналась, в &quot;Русском вестнике&quot; как раз печаталось &quot;Преступление и наказание&quot;; в год, когда она окончилась, в аргентинском издательстве вышел сборник Хорхе Борхеса &quot;Эль Алеф&quot;; эти синхронизмы дают понятие о дуге, которую успела тем временем описать часовая стрелка культурной истории человечества&quot;. (С.С. Аверинцев).

418.73

Популярные товары

Интересные новинки

Человек всегда интересен, если говорит искренно и от сердца. А где, как не в дневнике, который человек ведет изо дня в день, мы можем найти самые искренние размышления о тех проблемах, которые его действительно волнуют. В православном интернет-магазине "Остров Книг" вы можете купить мемуарную литературу, в которой известные деятели, священнослужители, приближенные царской семьи поведают читателям о самом сокровенном.