Православный
интернет-магазин
0
Моя корзина
пока пусто

Ломоносовъ, из-во

Показать полностью

Цезарь Август. Илья Шифман

Герой этой книги был почти незаметен до оглашения завещания двоюродного деда по материнской линии Гая Юлия Цезаря, который, к удивлению современников, объявил его сыном и наследником. Но выступив в девятнадцать лет на политическую авансцену, он сумел переиграть неизмеримо более опытных и влиятельных соперников. Сосредоточив в своих руках важнейшие должности, он прекратил опустошительные гражданские войны и расширил границы Римского государства. При нем укрепилась экономика Рима, расцвели сельское хозяйство, ремесла, торговля, а после него империя два века обходилась без внутренних потрясений. Тем не менее его часто изображают расчетливой посредственностью, дорвавшейся до власти, и традиционно не в его пользу сравнивают с приемным отцом. И сам Цезарь Октавиан Август, словно сомневаясь в себе, перед смертью спрашивал приближенных, хорошо ли ему удалось сыграть &quot;комедию жизни&quot;.<br /> Антиковед, доктор исторических наук Илья Шифман прослеживает жизненный путь первого римского императора и дает свой ответ на этот вопрос.

501.63

Русская повседневная культура. Татьяна Георгиева

Книга Татьяны Георгиевой посвящена обычаям и нравам русских с древности до начала петровских преобразований. Перед читателем чередой проходят века, а с ними поколения русских людей с особенностями их быта, семейных отношений, религии, ремесел, ритуалов, праздников и суеверий, несущих на себе отблеск языческих времен. Автор по крупицам реконструирует процесс формирования русской культуры, пытаясь вместе с читателем разобраться, почему русский человек таков, какой он есть сейчас. Редкие архивные материалы помогают глубже осмыслить поступь отечественной цивилизации, «услышать», как меняется русская речь, «увидеть», как преображается внешний облик наших предков, узнать, как возникали, терялись и видоизменялись традиции, но при этом всегда сберегался культурный стержень, сохраняющий русских как единый народ.

473.12

Очерки итальянского Возрождения. Алексей Дживелегов

Книга Алексея Дживелегова посвящена Чинквеченто, итальянскому XVI веку, когда на Апеннинах творили Рафаэль, Леонардо да Винчи, Микеланджело, Тициан, Тинторетто и десятки других великих мастеров. Но книга Дживелегова не о художниках, хотя и о них в ней сказано немало, а о зародившейся в горниле Возрождения особой категории людей умственного труда — интеллигенции, ее, по выражению автора, «темных дебютах». В центре повествования три типичные фигуры: Бальдессаре Кастильоне — автор «Придворного», самого знаменитого сочинения Чинквеченто, Пьетро Аретино, прозванный за свои памфлеты «бичом государей», и гениальный скульптор Бенвенуто Челлини. Остроумные, тщеславные, смелые, сотканные из противоречий — истинные сыновья времени, в котором каждый был сам за себя, — они жили с ощущением несвободы, по мере сил стремились сохранить собственное лицо и ревностно служили своим покровителям.<br /> Алексей Дживелегов (1875–1952) — историк, доктор искусствоведения, специалист по истории западноевропейской культуры.

518.72

Культура Средних веков. Лев Карсавин

О Средних веках написано бесконечное множество книг, но второй такой, как «Культура Средних веков» Льва Карсавина — или хотя бы похожей на нее, — нет и вряд ли когда будет. Блестящий мыслитель Серебряного века, Карсавин видел свою задачу в том, чтобы раскрыть, по его собственному выражению, «психическую стихию» европейского Средневековья, показать «жизнь духа истории». Перед читателем проходят подвластные этому духу правители и римские папы, сменяют одно другое события, рождаются теории, и так созидается понемногу здание европейской культуры. Карсавин рассматривает это здание через призму столь близкой русской философии идеи всеединства, объединяющей в целостную систему человеческую личность, религию, этику, все связанные с ними процессы и в конечном счете — весь мир.<br /> Лев Карсавин (1882–1952) — историк, философ, культуролог, поэт, профессор Петербургского университета. Был выслан из России большевиками на знаменитом «философском пароходе». После войны оказался в СССР, попал под арест и умер в лагере.

518.72

Западная Европа XI – XIII веков. Эпоха, быт, костюм. Алла Ястребицкая

В фокусе внимания этой книги быт и повседневная жизнь людей в эпоху европейского Высокого Средневековья — времени, когда научились ходить под парусом против ветра и освоили производство бумаги, построили ветряные мельницы и узнали арабские цифры, придумали футбол и стали перегонять спирт, когда появились механические часы, пуговицы, очки, брюки и юбки и многое другое, без чего не обходится современная цивилизация. Речь в ней идет о жилище, мебели, утвари, пище, одежде и о том, как все это изготовлялось и перевозилось; о доспехах и возникновении огнестрельного оружия; о сельском хозяйстве, ремесленной технике, транспорте; о болезнях, эпидемиях и гигиене, представлениях об устройстве человеческого организма и медицинской помощи. А также о городе и деревне в целом и о том, каков был жизненный уклад горожан, крестьян, феодалов и духовенства.<br /> Алла Ястребицкая (1932–2010) — доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института научной информации по общественным наукам РАН.

524.43

Гибель императора Александра II в материалах следствия и суда, сообщениях прессы и свидетельствах очевидцев

Эта книга о том, как бескорыстные люди с прекрасными лицами пожертвовали собой, убив царя-реформатора Александра II, — как они считали, во имя народного блага, ибо его реформы были слабы и непоследовательны. А лучшие люди страны во главе с великим Львом Толстым пеклись если не о прощении цареубийц, то хотя бы об их помиловании. За туманными грезами о мире, где зло исправляется воздаянием добра, лучшим людям, конечно же, было не разглядеть еще очень далекий тогда 1917 год и ужасы Гражданской войны. Между тем после 1 марта 1881 года дорога ко всему этому уже была обозначена. Настоящее издание включает материалы следствия и суда, доклады министра внутренних дел М. Т. Лорис-Меликова, прокурора Санкт-Петербургской судебной палаты В. К. Плеве и других лиц, участвовавших в расследовании цареубийства, отчет о казни народовольцев, документы из различных источников, свидетельства очевидцев, а также отрывок из «Дневника событий с 1 марта по 1 сентября 1881 г.», составленного в 1881 году по горячим следам.

518.72

Русские царицы и царевны XVII века. Андрей Дёмкин, Людмила Морозова

О русских государынях XVIII столетия известно многое — если не все. О русских царицах и царевнах века XVII, особенно его первой половины, мы знаем очень мало — почти ничего. Уже простой перечень имен в Синодике Новодевичьего монастыря содержит массу загадок: «Благоверная царица Анна», «благоверная царица Леонида», «благоверная царица Марфа, монахиня», «благоверная царица Ирина Иоанновна», «благоверная царица Мария», «благоверная царица Евдокия Лукьяновна», «благоверная царица Мария Ильинична»… Судьбы их прослеживаются нечетким пунктиром, и даже вопрос о мужьях некоторых из них ставит историков в тупик. Чтобы составить их биографии, авторы исследовали множество источников, по крупицам собрали разрозненные сведения об их происхождении, семейной жизни, участии в управлении государством, и оказалось: каждая из этих женщин не просто примечательна — без них история России была бы иной.

490.51

Культура Сирии в Средние века. Нина Пигулевская

География определила в судьбе сирийцев многое — если не все. В раннем Средневековье, едва осознав свою общность, они выступили в качестве культурных посредников между христианской Византией и зороастрийским Ираном. А позже, с созданием Арабского халифата, именно они познакомили арабов с наследием античной науки. На сирийском языке разговаривали дипломаты в Передней Азии, через сирийские переводы Восток воспринял ценные сведения в области философии, медицины, алхимии, космологии и космографии. Торговцы и путешественники, сирийцы принесли христианство в Китай и Индию, их колонии на Великом шелковом пути и «дороге ароматов» были центрами распространения письменности и образованности. Как этот небольшой народ сумел организовать систематическую передачу знаний от одного поколения к другому и распространял эти знания среди других народов, рассказывает книга выдающегося историка Нины Пигулевской.<br /> Нина Викторовна Пигулевская (1894–1970) — византинист, востоковед, член-корреспондент АН СССР.

490.51

Кризис средневековой Руси 1200 – 1304. Джон Феннел

Взгляд со стороны всегда важен, особенно если этот взгляд основан на глубоком понимании предмета. Джон Феннел всю свою жизнь посвятил изучению русской истории и культуры. Книга «Кризис средневековой Руси» повествует о тяжелейшем периоде в истории нашей страны, когда, ослабленная княжескими междоусобицами, она не смогла противостоять монгольскому нашествию. Феннел пытается разобраться в причинах русского разобщения, приведшего к поражению и более чем двухсотлетнему игу, и в своих оценках не щадит русских князей, причем больше всего от него достается Александру Невскому. С Феннелом можно и нужно спорить, но нельзя отказать ему в обширных познаниях и в праве делать оригинальные выводы из сведений русских и не только русских источников.<br /> Джон Феннел (1918—1992) — английский историк-славист, профессор Оксфордского университета, один из крупнейших на Западе специалистов по истории средневековой Руси. Был женат на представительнице древнего дворянского рода Лопухиных и даже принял православие.

520.42

Инквизиция и инквизиторы во Франции. Наталия Московских

После Альбигойского крестового похода — серии военных кампаний по искоренению катарской ереси на юге Франции в 1209–1229 годах — католическая церковь учредила священные трибуналы, поручив им тайный розыск еретиков, которым все-таки удалось уберечься от ее карающей десницы. Так во Франции началось становление инквизиции, которая впоследствии распространилась по всему католическому миру. Наталия Московских рассказывает, как была устроена французская инквизиция, в чем были ее особенности, как она взаимодействовала с папским престолом и королевской властью. А также о том, как были устроены тюрьмы, как допрашивали подозреваемых, какие пытки были в ходу и какие наказания практиковались по приговору инквизиционного суда. Дополняет все это исторический очерк о деятельности инквизиции во Франции в XIII — XVIII веках с описанием самых громких ее расследований и деяний знаменитых инквизиторов.<br /> Наталия Московских — историк, психолог, переводчик с английского и французского языков.

502.48

Иван III. Непобедимый государь. Владимир Волков

Книга Владимира Волкова посвящена великому князю Московскому Ивану III Васильевичу — «устроителю» восставшей из «ордынского плена» страны. Силой или миром Иван III собрал воедино разрозненные русские земли, преобразив прежде небольшое Московское княжество в могучее государство, и стал единственным государем образовавшейся при нем великорусской народности. В книге, насыщенной деталями биографии великого князя, подробно освещаются подвиги русского воинства второй половины XV — начала XVI века, даются в отдельных главах портреты выдающихся полководцев и обосновывается вывод, что без побед Ивана III не состоялся бы рывок России к большим и малым триумфам последующих веков. Построенная на строго документальной основе и снабженная обширным аппаратом книга будет одинаково интересна как специалистам, так и всем, кто интересуется историей нашего Отечества.<br /> Владимир Волков — доктор исторических наук, профессор кафедры истории России Московского педагогического государственного университета.

478.83

Владимир Мономах, князь-мифотворец. Дмитрий Боровков

В этой книге собрано практически все, что известно о великом князе киевском Владимире Всеволодовиче Мономахе, — о том, каким его представляли современники и как оценивали ближайшие потомки. Государственный деятель, военачальник, талантливый писатель, он прекратил княжеские междоусобицы и, собрав в руках своей семьи значительную часть русских земель, выступил объединителем Руси. Отчасти именно это послужило причиной того, что имя Владимира Мономаха стало краеугольным камнем идеи «перенесения империи» на Русь, а сам он — частью политического мифа, формирование которого началось еще при его жизни на страницах древнейшей русской летописи — «Повести временных лет», составленной в 1116 году, — и продолжилось в XIII–XVI веках. Историк Дмитрий Боровков, критично подходя к сведениям, которые содержатся в летописях, сделал попытку выявить мотивы, которые влияли на создание летописного образа Владимира Мономаха, и тем самым воссоздать его подлинный облик.

448.64