Православный
интернет-магазин

Философия и религия

Подбор по параметрам
Розничная цена
от
до
27.00
2 463.50
4 900.00
Автор
Все
Издательство
Все
Год
Посмотреть все
Переплет
Вид:

Священное ремесло. Философские портреты. Владимир Зелинский

«Священное ремесло» – книга, составленная из текстов, написанных на протяжении 45 лет. Они посвящены великим мыслителям и поэтам XX столетия, таким как Вячеслав Иванов, Михаил Гершензон, Александр Блок, Семен Франк, Николай Бердяев, Яков Голосовкер, Мартин Хайдеггер и др. Они были отмечены разными призваниями и дарами, но встретившись в пространстве книги, они по воле автора сроднились между собой. Их родство – в секрете дарения себя в мысли, явно или неявно живущей в притяжении Бога. Философские портреты – не сумма литературоведческих экскурсов, но поиск богословия культуры в лицах.

677.88

Семен Франк. Штрихи к портрету философа. Тереза Оболевич

Эта книга - попытка взглянуть на жизнь и творчество С. Л. Франка с внешней и с внутренней сторон. Автор сочетает аналитико-эпистемологический и реконструктивно-синтетический подходы, позволяющие пролить дополнительный свет на формирование философских и религиозных воззрений, а также жизненных установок и позиций великого русского философа. В работе использованы как новейшие исследования, так и архивные материалы, некоторые тексты С. Франка публикуются впервые.<br /> &quot;Новая книга сестры Терезы Оболевич является полезным дополнением к стремительно увеличивающемуся количеству научной литературы, посвященной Семену Франку. Т. Оболевич хорошо известный специалист по религиозной философии Франка. Эта удачно организованная книга стала для нее прекрасным способом свести воедино целый ряд интересных материалов и идей. В результате мы получили глубокое понимание характера и личности Франка и ясно изложенные некоторые аспекты его интеллектуального пути&quot;.<br /> проф. Филип Буббайер, Кентский университет, из Предисловия<br /> &quot;Панентеистическая версия философии всеединства Семена Франка приняла форму разработанной философской системы, свободной от идеологических обязательств и ясно показывающей общеевропейские источники ее основных понятий. Тем не менее, это не был продукт мирного созерцания, а результат интеллектуальной эволюции, отражающей драматическую историю жизни Франка на фоне русской трагедии. Книга сестры Терезы Оболевич, основанная на ее тщательных поисках в богатом Бахметьевском архиве в Колумбийском университете, является важным вкладом в понимание этого аспекта творчества Франка. Книга показывает многие ранее неизвестные грани жизни Франка в изгнании, уделяя особое внимание отношению его мысли к проблемам Русской православной церкви в 1920-е годы&quot;.<br /> Проф. Анджей Валицкий, Университет Нотр Дам (США), Польская академия наук<br /> Тереза Оболевич - профессор философии, заведующая кафедрой философии религии Папского университета Иоанна Павла II в Кракове (Польша), член Центра междисциплинарных исследований им. Коперника. Автор более 150 публикаций, в том числе шести книг, посвященных русской философии, истории философии, проблеме отношений между верой и знанием. В издательстве ББИ в 2014 г. вышло ее историко-философское исследование &quot;От имяславия к эстетике. Концепция символа Алексея Лосева&quot;, а так же под её редакцией в серии &quot;Наука и богословие&quot;, вышла книга &quot;Вера и знание. Взгляд с Востока&quot;<br />

290.52

Христианско-исламский диалог. Хрестоматия

Основной вопрос этой книги: как в условиях культурно и религиозно плюралистического современного общества христианская и мусульманская общины могут находить успешные формы мирного сосуществования? Как говорить об общем и разном, например, в религиозном воспитании и образовании, чтобы формирование собственной идентичности происходило не за счет подавления другой, а открывало ценность многообразия?<br /> Авторы хрестоматии видят свою задачу в том, чтобы обобщить и закрепить актуальный опыт и знания, полученные в ходе христианско-мусульманского диалога, и сделать их доступными для максимально широкого круга читателей.<br /> В эпоху, когда различия между народами, религиями и конфессиями подчеркиваются столь чрезмерно, что это начинает угрожать всеобщему миру, особое значение приобретает поиск твердых оснований для экуменического богословия.<br /> Я могу только повторить: нет мира между народами без мира между религиями и конфессиями.<br /> Мира между религиями и конфессиями не будет, если не будет партнерского диалога. А диалог не возможен без твердой научной базы.<br /> Ганс Кюнг<br /> Когда недавно в России обсуждалось введение нового праздника, Дня крещения Руси, российские мусульмане немедленно предложили отмечать также и мусульманский праздник. Действительно, ислам пришел на современную российскую территорию задолго до православия. Первая мечеть была построена в Дербенте в 642 году, а в 922 году Волжская Булгария приняла ислам как государственную религию - до крещения Руси в 988 году. Ислам - традиционная религия в России с более чем 1350-летней историей, так что многие местные мусульмане предпочитают говорить о российском исламе, а не об исламе в России. Для них Россия - мусульманская страна с ее традиционной религией и примерно 20 миллионами приверженцев.

532.62

Библейские и святоотеческие источники романов Достоевского. Симонетта Сальвестрони

По мнению автора, известного русиста, профессора Университета Кальяри (Италия), современный читатель, задавленный неимоверным количеством пустой информации, как никогда нуждается в рефлексии над кардинальными вопросами бытия, которые ставил Достоевский и которые все меньше слышны сегодня. Сальвестрони подробно анализирует явные и скрытые цитаты и аллюзии из Библии и произведений отцов церкви в главных романах великого русского писателя. Книга настраивает нас доискиваться, вместе с Достоевским, смысла жизни - того, что составляет красоту и истину, что позволяет обрести глубокий, прочный мир и радость.<br /> Без привлечения библейского текста невозможно понять и оценить творчество Достоевского во всей его полноте, сложности и оригинальности. В «Преступление и наказание», «Бесы», «Братья Карамазовы» введены длинные евангельские отрывки — такие, как эпизоды с воскрешением Лазаря (Ин 11, 1—44), с бесноватым из Гадаринской страны (Лк 8, 32—36), Послание Лаодикийской церкви (Ап 3, 14—17), фрагмент из эпизода Свадьбы в Кане Галилейской (Ин 2, 1—11), а также огромное количество прямых и косвенных цитат из Св. Писания, количество которых неуклонно нарастает к последнему роману настолько, что почти каждая страница содержит эти цитаты.<br /> По прошествии ста двадцати лет со дня опубликования «Братьев Карамазовых» следует констатировать, что систематическое изучение столь важного для творчества Достоевского аспекта не было предпринято. Цель данной работы — выявить прямые и косвенные цитаты из Священного Писания, использованные Достоевским, и проанализировать их роль в художественной ткани романов.

338.94

Россия. Путь истины. Николай Гоголь

Многие знают Николая Васильевича Гоголя как великого русского писателя. Но не многим известна его философская и публицистическая проза, где он рассуждает о пути России, об ее истории, культуре, народе, вере. Некоторые произведения из этой книги вызывали жаркую полемику еще при жизни автора, и, хоть прошло немало лет, они по-прежнему дают пищу для ума. Нечасто публикуемые философские и публицистические произведения не только покажут с новой стороны Гоголя-писателя, но и откроют Гоголя-философа. Сборник дополнен перепиской писателя с современниками и частью произведения Д.С. Мережковского &quot;Гоголь. Творчество, жизнь и религия&quot;.

600.41

В. В. Розанов. Собрание сочинений. В 8 томах (комплект из 8 книг)

Восьмитомное собрание сочинений выдающегося русского писателя и философа В. В. Розанова. В собрании сочинений Розанова представлены наиболее известные работы мыслителя, посвященные проблемам культуры, философии и религии, семейному и национальному вопросам. Издание рассчитано на интересующихся русской литературой, философией и культурой.<br /> В первый том собрания сочинений вошли произведения &quot;Природа и история&quot; и &quot;Религия и культура&quot;.<br /> Во второй том собрания сочинений вошли произведения &quot;Легенда о Великом инквизиторе Ф. М. Достоевского&quot; и &quot;Сумерки просвещения&quot;.<br /> В третий том собрания сочинений вошли произведения «Русская церковь» и «В темных религиозных лучах».<br /> В четвертый том собрания сочинения вошли произведения «Уединенное» и «Опавшие листья».<br /> В пятый том собрания сочинения вошли произведения «Мимолетное: 1914 год» и «Европа и евреи».<br /> В шестой том собрание сочинений вошло произведение «Мимолетное: 1915 год».<br /> В седьмой том собрания сочинений вошли произведения «Последние листья» и «Апокалипсис нашего времени».<br /> В восьмой том собрания сочинений включены сборник статей, «О писателе и писательстве», статьи и очерки.

4508

Уединенное. Смертное. Василий Розанов

Вниманию читателя представляются произведения одного из самых оригинальных философов русского Серебряного века - Василия Розанова, раскрывающие его и как глубокого и талантливого писателя, неожиданно для себя создавшего новую литературную форму, &quot;листву&quot;. Представляющееся на первый взгляд собранием случайных записей, &quot;Уединенное&quot; являет собой идеально выстроенный шедевр, скрепленный внутренней формой и цельностью авторского видения, проявляющегося лишь в многообразии отдельных взглядов.

312.69

Человек в двух сердцах. Учение о человеке в Библии и Коране. Священник Назарий Вайдас Эйвазов

Чем схожи и отличаются антропологические учения Православия и ислама? Как использовать знание об этом в межрелигиозном общении? Ответы на данные вопросы в книге «Человек в двух сердцах. Учение о человеке в Библии и Коране» предлагает священник Назарий (Вайдас) Эйвазов, клирик храма благоверного князя Александра Невского при МГИМО, аспирант Московской духовной академии, выросший в мусульманской среде и близко знакомый с исламской духовной культурой.<br /> Человек — творение Божие. В этом православные и мусульмане сходятся. Но как понимают эту формулу верующие с той и другой стороны? Во взглядах православных и мусульман на собственную природу много общего, но немало и различий, и характерные черты учения о человеке в обеих религиях способны влиять на отношения между их последователями. Поскольку в современном мире межрелигиозное взаимодействие происходит все теснее, важно очертить границы духовного «я» друг друга — чтобы преодолеть непонимание и в то же время отстоять опоры собственной веры.<br /> Ислам наряду с христианством и буддизмом является одной из трех мировых религий. Он возник в начале VII века на западе Аравийского полуострова, на территории нынешних Мекки и Медины, городов Саудовской Аравии. Число исповедующих ислам во всем мире (по статистическим данным на 2017 год) достигает 1,6 миллиарда человек [43, с 746]. Начиная с первых веков своего существования ислам тесно соприкасался с христианством, что сопровождалось не только вооруженным противостоянием, но также богословским диалогом и появлением полемических сочинений. Православная Церковь, опорой которой являлась Византийская империя, одной из первых встретилась с исламским миром. Она начала создавать апологетический — защитный и доказательный — корпус, в который вошли авторитетные богословские труды, отстаивавшие христианские истины. <br /> Одним из первых апологетов был преподобныИ Иоанн Дамаскин (675-749). Именно он «определил то русло, по которому антимусульманская полемика протекала последующие века» [18, с. 11J, хотя и до него полемисты (прп. Анастасий Синаит, монофизитский патриарх Иоанн I, несторианский монах Авраам из Бет-Хале, яковитский епископ Афанасий Баладский) вели богословский диалог с мусульманами. Одним из важных трудов преподобного Иоанна считают трактат «о ересях» [35, с. 150]. в 101 главе автор очертил ключевые положения апологетического диалога, начиная от доисламской религии арабов и заканчивая основными претензиями мусульман и его ответами на них.

390.86

Тайны евангельской истории. Борис Деревенский

В своих книгах Борис предпочитает водить читателя нехожеными тропами. За каждым поворотом страницы мы сталкиваемся с редким, эксклюзивным и малоизученным материалом.<br /> И это несмотря на то, что в наше время в такой области, как история христианства, весьма непросто сказать какое-нибудь новое слово. Вряд ли найдется в мире человек, который бы не знал, кто такой был Иисус Христос, и не имел бы общего представления о его жизни и смерти.<br /> Более того, здесь у большинства людей давно сложились собственные твердые убеждения, которые поколебать весьма непросто. И тут Борис ставит неожиданный вопрос: «А вы уверены, что Иисус был распят действительно на том месте, где сейчас стоит Храм Гроба Господня?» — и показывает, что есть, оказывается, немало веских причин сомневаться в этом.<br /> В работах Деревенского почти нет однозначных ответов на им же поставленные вопросы, да и вряд ли кто-нибудь и когда-нибудь сможет такие ответы найти. Но Борис умеет ясно и доходчиво донести до читателя суть проблемы, показать реальную картину уровня современных исторических знаний и предложить одно из возможных решений проблемы, которое представляется ему «наиболее оптимальным», а это уже само по себе дает пищу для размышлений, дает увлекательный материал, каковым могут пользоваться как профессиональные экскурсоводы, так и любознательные туристы.

812.99

Иисус Христос в документах истории. Борис Деревенский

Личность Иисуса Христа до сих пор остается загадочной, хотя о нем написано больше, чем о ком бы то ни было. Уже почти два тысячелетия миллионы людей на разных континентах почитают его Богом, и столько же времени не стихают споры о нем историков, философов, религиоведов. Предлагаемая книга представляет собой сборник основных внебиблейских источников, говорящих или упоминающих о Иисусе Христе. Принадлежащие разным культурно-историческим традициям документы соединены в хронологической последовательности и снабжены необходимыми комментариями. Часть этих документов впервые дается в переводе на русский язык.<br /> Книга рассчитана на всех, кто интересуется историей христианства.<br /> В «Анналах» Тацит пишет о христианах в связи с грандиозным пожаром в Риме в 64 г. Упоминается здесь и о Христе, казненном при Понтии Пилате и бывшим основателем религиозной общины. Отрывок этот отвергался многими исследователями как неподлинный, не принадлежащий перу Тацита. Соответствующая этому месту часть «Анналов» дошла до нас в единственном списке XI в., вышедшем из аббатства Монтекассино.<br /> Для верующих Иисус Христос — сверхъестественная эсхатологическая фигура, справедливый судия и царственный правитель, появляющийся в «конце дней», при крушении нынешнего «греховного мира». И в то же время он Сын Божий, второе лицо Святой Троицы, собственно говоря, полное и всеобъемлющее олицетворение Бога, мистическим образом присутствующее в повседневной жизни, с которым верующий может говорить, общаться, прибегать к его защите, получать наставления, страшиться его гнева.<br /> В мировой истории было немало религиозных деятелей, притязавших на тот же титул, на те же функции и на то же к себе отношение даже после своей смерти («ухода из мира»), но ни один из них еще не достигал у своих последователей такой полноты выражения в качестве Господа Бога. Ни один не становился столь универсальным символом. Об Исиде, Заратуштре и пророке Мани в свое время рассказывались вещи не менее замечательные, и последователи их находились повсюду, и целые государства обращались в лоно их веры, но где теперь исекеи и манихеи? Канули в небытие. А Иисус Христос по-прежнему актуален.

812.99

Логос – мир – человек. Космология святого Максима Исповедника. Павел Кузенков

В книге Павла Кузенкова «Логос — мир — человек» популярно излагается учение о мире и человеке одного из величайших христианских философов и богословов ранневизантийской эпохи — преподобного Максима Исповедника († 662). Особое внимание уделено понятиям «логос» и «тропос», занимающим в космологии и антропологии святого ключевое место. Взгляды автора излагаются в адаптированной и систематизированной форме, без привлечения научного аппарата.<br /> В книгу включено Приложение-хрестоматия, куда вошли фрагменты сочинений преподобного Максима, цитируемые в основном тексте издания. Их задача — дать возможность читателю лично соприкоснуться с подлинными текстами угодника Божия, оценить их сложность, многоплановость и глубину, стилистические и жанровые особенности. Кроме того, предлагается греческий оригинал разбираемых творений.<br /> Книга адресована студентам, изучающим теологию и философию, всем интересующимся историей богословской мысли.<br /> Рекомендовано к публикации Издательским советом Русской Православной Церкви.

328.32

Чудо. Льюис Клайв

Клайв Стейплз Льюис (1898 - 1963) - известный британский философ, теолог, филолог и историк литературы. Однако истинно широкую славу принесло ему писательство, - ведь именно этот строгий преподаватель Оксфорда и Кембриджа стал одним из самых выдающихся англоязычных писателей ХХ века, перу которого, среди прочего, принадлежит легендарный цикл &quot;Хроники Нарнии&quot;, суммарный тираж которого превысил 100 миллионов экземпляров.<br /> Что такое &quot;Чудо&quot; - вмешательство в естественный ход вещей неких сверхъестественных сил? Почему даже в современном христианстве отношение к чудесам носит столь сложный и неоднозначный характер? И так ли уж разительно отличается идеалистическая картина мира от реалистичной?<br /> Помимо эссе &quot;Чудо&quot;, занимающего в религиозно-философском наследии Льюиса особое место, в сборник также вошел ряд других работ, характеризирующих круг интеллектуальных интересов этого незаурядного мыслителя, - философских, публицистических и литературно-критических.

484.67

Популярные товары

Интересные новинки