Православный
интернет-магазин

Академия исследования культуры

Показать полностью

Феофан Грек - зело хитрый философ. Триография. Савчук Валерий Владимирович, Рыбас Александр Евгеньевич

Творчество Феофана Грека рассматривается не только как художественное послание, но и как имеющее философское содержание. Анализируются образы Иисуса Пантократора, Троицы, а также письменные источники той поры, в частности Епифания Премудрого. Представлен контекст художественной практики проторенессансного периода и показано место в нем работ Феофана Грека. Выделяются различные подходы к анализу работ Феофана: искусствоведческий, теологический и контекстуальный, учитывающий различные коннотации слова «философ» в древнерусской культуре XIV-XV вв.

361.64

Критика цифрового разума

Настоящая книга — XIV том трудов Центра медиафилософии — продолжает поиск адекватного инструментария исследования всего комплекса проблем, связанных с анализом цифрового разума. Одна из важных задач — выяснение специфики цифровой формы разума, ибо калькулирующий механический разум модерна уже в прошлом. Он отвергнут из-за двух равных по значению изъянов: во-первых, из-за его аналоговости и порочащих связей с материально-вещественной реальностью, во-вторых, из-за неспособности сублимировать, а затем и трансформировать реальность в цифровую форму. Исходный тезис книги таков: современный способ самоопределения разума невозможен вне горизонта современных цифровых технологий, вне цифровой данности мира, которая определенно квалифицируется как цифровая революция. Реальность цифровой эпохи сходит со всех экранов, но мы все же осознаем, что стоим в ее начале, поэтому важнейшие результаты ее последствий далеко не очевидны. Критика цифрового разума делает только первые шаги, в виду того, что цифровой разум еще не раскрыл себя в полной мере. В этой перспективе коллектив авторов видит свою задачу в том, чтобы, осмысляя и указывая на компенсирующие негативные эффекты цифровизации, ориентировать на формирование цифровой реальности с человеческим лицом, а не только с маской киборга.

406.84

О Христе. Краткие беседы на воскресные литургийные чтения. Игумен Нестор Кумыш

Настоящая книга состоит из цикла бесед на евангельские тексты. Беседы приближают евангельское слово к сознанию соврем века и помогают в постижении Христа — самой таинственной и уникальной Личности в истории человечества. Книга написана простым, доступным языком и адресована всем тем, кто испытывает интерес к Евангелию и находится в состоянии поиска духовных основ жизни.<br /> В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его. Был человек, посланный от Бога; имя ему Иоанн. Он пришел для свидетельства, чтобы свидетельствовать о Свете, дабы все уверовали чрез него. Он не был свет, но был послан, чтобы свидетельствовать о Свете. Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир. В мире был, и мир чрез Него начал быть, и мир Его не познал. Пришел к своим, и свои Его не приняли. А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились. И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца. Иоанн свидетельствует о Нем и, восклицая, говорит: Сей был Тот, о Котором я сказал, что Идущий за мною стал впереди меня, потому что был прежде меня. И от полноты Его все мы приняли и благодать на благодать. Ибо закон дан чрез Моисея; благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа.

361.64

Отступления от истины Православия в богословии митрополита Антония Храповицкого

Из тех, кто знал Владыку Антония (Храповицкого), кажется, никто не оставался к нему равнодушным: его либо любили, либо отвергали. Одни звали его «великим аввой», «вселенским святителем», другие обвиняли в ереси и раскольничестве. И те и другие могли быть при этом его учениками и чадами. Однако теперь, когда время знавших его миновало, когда для Русской Церкви настало наконец долгожданное время мира, приходит пора сказать и о Владыке Антонии, стараясь не осудить или восхвалить его, но понять и воздать должное.

266

Духовные аспекты творчества Пушкина. Игумен Нестор Кумыш

В книге рассматривается творчество Пушкина с духовной точки зрения и даются оригинальные трактовки важнейших произведений поэта. Анализируя произведения, автор стремился строго следовать мысли Пушкина, стараясь не превращать тексты поэта в повод для отвлеченных интеллектуальных спекуляций.

425.6

Царь Ирод Великий. Воплощение невозможного. Рим. Иудея. эллины. Всеволод Вихнович

Для нашего времени крайне интересен и поучителен пример удачного взаимодействия цивилизаций, лежащих в основе современной Европы, что дает возможность указать на еще одну удивительную сторону личности Ирода.<br /> Если учесть, что основой европейской цивилизации являются греческая мудрость, римский порядок и иудейский дух, то Великий царь иудейский Ирод может считаться первым европейцем, органически  соединившим все три составляющие этих культур. И в наш век, когда судьба всего мира зависит от успеха мирного и плодотворного исхода противостояния цивилизаций, этносов и культур, он и его судьба могут служить как примером, так и предостережением.<br /> В заключение стоит отметить, что автор, относясь с глубоким уважением ко всем писавших на близкие к этой теме сюжеты, все же постарался дать свою трактовку исследуемого предмета, учитывающую, по его мнению, современное состояние  исторической науки. Насколько убедительно, а также интересно это ему удалось — судить, конечно, может только читатель, на  благосклонность которого остается только надеяться.<br /> Действительное значение Ирода в истории цивилизации и культуры заключается в его попытке найти «золотую середину» между римским империализмом и израильской самобытностью. Его увлечение эллински-римским образом жизни — от архитектурных форм и техники до театра, спортивных и гладиаторских состязаний — имело целью примирение иудеев с «западной» реальностью. В этом он был не одинок: многие цари и царьки восточной окраины эллинистического мира, правившие в Сирии, Малой Азии, Месопотамии, шли по тому же пути. Но усилия, предпринятые Иродом, являются, наверное, самыми титаническими, а их конечный провал — одной из самых больших трагедий в истории Древнего мира.<br /> В отечественной науке Ироду Великому уделялось более чем скудное внимание. Его попытки придать жизни Израиля и израильтян респектабельный в глазах римлян и эллинов вид обычно вызывали  недоверие, а образ правления — осуждение (с классовой или нравственной точки зрения). «Порочный, коварный и жестокий» — вот стандартное определение этого правителя в российской публицистике. Едва ли найдется работа, содержащая обстоятельный, с использованием всего круга исторических источников и, что самое главное, беспристрастный анализ его жизненного пути. Из последних изданий можно указать, пожалуй, лишь на популярную переводную книгу М. Гранта. «Двуликий правитель Иудеи» (Москва, 2002 г.).

185.66

Иудаизм и христианство: Рим, Византия, Таврида. Римская держава в конце правления императора Августа. Всеволод Вихнович

Автор книги Всеволод Львович Вихнович — историк, сотрудник Петербургского института иудаики. Автор книг по истории иудаизма и еврейской цивилизации, в том числе: «Иудаизм», «Караим Авраам Фиркович. Еврейские рукописи, история, путешествия», «2000 лет истории евреев России», «Царь Ирод Великий, воплощение невозможного», «Профессор С. О. Грузенберг». Автор многочисленных статей в различных научных и энциклопедических изданиях. Переводчик на русский язык с английского книг: «Н. Голб и О. Прицак. Хазарско-еврейская переписка X в.», Э. Гендерсон. «Библейские разыскания и странствия по России в 1820 г.», «Н. Чериковер. Эллинистическая цивилизация и евреи». Составитель и редактор сборников биографического характера.<br /> Август умер в 14 г. новой эры, и вряд ли когда-нибудь Римская держава переживала более счастливые времена, чем при его правлении. О гражданских войнах времён Республики римляне вспоминали, как о страшном сне. Подрастало поколение граждан, воспринимавших единоличное правление императора, прикрываемое флёром республиканских учреждений, как вполне естественное и даже крайне желательное состояние. Поэты и народ (конечно, за исключением рабов) искренне думали, что Золотой век, о котором мечтали, наступил уже сейчас и навсегда, и этим они обязаны одному человеку - младшему Цезарю - Октавиану, также получившему имя Август (Священный).

440.74