Православный
интернет-магазин

Молодая гвардия

Показать полностью

Повседневная жизнь русского средневекового монастыря. Елена Романенко

Можно ли приоткрыть завесу тайны над жизнью средневековых русских монастырей? Казалось бы, этот удивительный мир, в котором самое настоящее, потрясающее воображение чудо становилось явлением обыденной, повседневной жизни, давно ушел в небытие, став достоянием истории. Но остались списки древних житий, уцелели стены и башни некогда разрушенных, но возрождающихся ныне обителей, сохранились подлинные вещи, принадлежавшие святым отцам и насельникам многочисленных русских монастырей… В книге, предлагаемой вниманию читателей, предпринята первая в нашей исторической литературе попытка воссоздать подлинный мир средневекового русского монастыря во всем его богатстве и многообразии.<br /> Новое издание книги существенно доработано автором.

711.97

Лесков. Прозёванный гений. Майя Кучерская

Прозу Николая Лескова читали все, но знают его по двум-трем текстам. Названный Львом Толстым писателем будущего, самый недооцененный русский классик XIX столетия и человек-скандал прокладывал свой путь в стороне от исхоженных дорог русской словесности и сознательно выламывался из привычных схем, словно нарочно делал всё, чтобы перед ним закрылись двери гостиных и редакций, а его книги не встретились с читателем. С Крестовским он посещал петербургские трущобы, с Чеховым — злачные места. Недоучившийся гимназист прошел на государственной службе путь от письмоводителя до члена министерского Ученого комитета, ненавидел и нигилистов, и обер-прокурора Синода Победоносцева. Современники подозревали его в связях с тайной полицией, а советские пролетарии считали своим. Любя всё диковинное и яркое и в жизни, и в литературе, он сконструировал собственный сочный лексикон, работой с языком предвосхитил авангардные эксперименты начала ХХ века.<br /> Книга Майи Кучерской, написанная на грани документальной и художественной прозы, созвучна произведениям ее героя — непревзойденного рассказчика, очеркиста, писателя, очарованного странника русской литературы.

892.78

Нерон. Игорь Князький

Книга доктора исторических наук, профессора И.О.Князького посвящена личности одного из самых знаменитых римских императоров - Нерона. Владыка Римской империи, ославленный христианами как Антихрист, римскими писателями многократно проклинаемый как жесточайший тиран, погубивший достойнейших из римлян, уже почти два тысячелетия приковывает к себе внимание историков. Ученик и воспитанник великого философа Сенеки, обрекший на смерть своего учителя... Матереубийца... Первый гонитель христиан, виновник гибели апостолов Петра и Павла... В то же время Нерон поклонник высокого театрального искусства, испытывающий отвращение к кровавым гладиаторским боям, обычному развлечению римлян. Нерон - актер, певец, музыкант. Даже расставаясь с жизнью, он скорбел не об утраченной императорской власти, он восклицал: &quot;Какой великий артист погибает!&quot; Об этих трагических страницах римской истории, о людях этого времени, о сложной, противоречивой фигуре самого Нерона рассказывается в предлагаемой читателю книге.

418.13

Цезарь. Этьен Робер. ЖЗЛ

Книга французского академика, известного историка и археолога Робера Этьена посвящена блистательной личности Гая Юлия Цезаря (101- 44 гг. до н.э.). Великий во всем (в любви, сражениях, красноречии, законотворчестве), Цезарь явил себя идеальной вершиной пирамиды власти, поставив на века печать единоличного правления. В книге детально прописаны его личные качества, дела и триумфы. Строительство Империи предстает как революционное преобразование всего Римского государства. Р. Этьен проводит тщательное расследование обстоятельств убийства диктатора со всеми деталями, мотивами и последствиями. Даже трагическая смерть этого гения власти, покорителя женщин и победителя мужчин, смотрится как логическое и прекрасное завершение его жизни.<br /> Книга снабжена богатым иллюстративным материалом.

452.04

Франциск Ассизский. Ветлугина Анна. ЖЗЛ

Среди святых Франциск Ассизский выделяется особой популярностью. Данте Алигьери посвятил ему целую главу в &quot;Божественной комедии&quot;, Ференц Лист - страницы прекрасной музыки, в его честь назван один из крупнейших американских городов - Сан-Франциско, о нем писали поэты русского Серебряного века. Франциска не обошли вниманием рок-музыканты, даже представитель современной субкультуры, известный рэпер Оксимирон упомянул его в одной из своих песен. Голливудская звезда Микки Рурк сыграл его в кино.<br /> Франциск стал героем мифов и легенд. Их сборник - знаменитые &quot;Цветочки&quot; - люди разных культур читают вот уже несколько столетий. Но ассизский святой проник в изящную словесность не только в качестве персонажа. Он сумел получить титул основоположника итальянской литературы, создав гениальный &quot;Гимн брату Солнцу&quot; - первый в истории литературный памятник на итальянском языке. Он считается покровителем бездомных животных. Его называют первым экологом, первым хиппи, даже &quot;святым неверующих&quot;. При этом его духовное детище - францисканский орден - процветает вот уже девятое столетие и на сегодняшний момент насчитывает около 30 тысяч человек. И 266-й папа римский, выбранный в 2014 году, впервые в истории папства взял себе имя в честь святого из Ассизи.<br /> В чем секрет такого широкого воздействия? Как менялось отношение к Франциску с течением времени? Насколько актуальны его идеи сегодня? Эти и другие подобные вопросы обсуждаются в данной книге.

559.4

Столыпин. Святослав Рыбас. ЖЗЛ

Документально-исторический роман о Великом Реформаторе Петре Столыпине (1862-1911), яркой личности, человеке трагической судьбы, вознесенном на вершину исполнительной власти Российской империи, принадлежит перу известного писателя и общественного деятеля С. Ю. Рыбаса. В свободном и документально обоснованном повествовании автор соотносит проблемы начала прошлого века (терроризм, деградация правящей элиты, партийная разноголосица и др.) с современными, обнажая дух времени. И спустя сто лет для россиян важно знать не только о гражданском и моральном подвиге этого поразительного человека, но и о его провидческом взгляде на исторический путь России, на установление в стране крепкого державного и конституционного начала. Книга содержит избранные речи П. А. Столыпина, произнесенные им в Государственной Думе, циркуляры Департамента полиции, ценные архивные свидетельства. Богатый и редкий иллюстративный материал позволяет зримо представить образ героя и атмосферу тех &quot;страшных лет России&quot;.<br />

646.42

Софья Палеолог. Татьяна Матасова. ЖЗЛ

Вторая жена великого князя Московского Ивана III Васильевича гречанка Софья Палеолог (ум. 1503) принадлежит к числу наиболее ярких женщин в истории средневековой Руси. Ее образ окутан легендами и домыслами. Чего только не приписывали ее влиянию при московском дворе! Это будто бы она заставила своего супруга покончить с унизительной зависимостью от Орды, ввести утонченные греческие и европейские обычаи, пригласить в Москву лучших европейских мастеров для перестройки Кремля! И это будто бы она отравила наследника престола - князя Ивана Молодого, сына Ивана III от первого брака! Но действительность, как это всегда бывает, сильно отличается от легенд. Скорее, следует обратить внимание на другое. Биография Софьи принадлежит истории сразу трех разных миров - русского, греческого и итальянского (ибо именно в Риме нашла прибежище семья морейского деспота Фомы Палеолога и именно в Риме родился проект брачного союза &quot;деспины&quot; с московским великим князем). И ее брак с Иваном III важен прежде всего тем, что он способствовал упрочению связей Русского государства с Европой.<br /> О причудливых поворотах в биографии Софьи Палеолог, об окружении &quot;деспины&quot; и роли прибывших с ней греков в истории Московского государства второй половины XV века и рассказывается в этой книге. Автор опирается на широкий круг источников, в том числе ранее не известных.

497.25

Солженицын. Людмила Сараскина. ЖЗЛ

Александр Исаевич Солженицын - редкий в современной словесности пример писателя-трибуна, писателя-моралиста. Его биография вместила в себя войну и лагеря, Нобелевскую премию и преследования, завершившиеся изгнанием из СССР. 20 лет, проведённые в эмиграции, не разорвали связь Солженицына с родиной - сразу после триумфального возвращения в Москву он включился в общественную жизнь, напряжённо размышляя о том, &quot;как нам обустроить Россию&quot;. Не смягчая выражений, не стараясь угодить власть имущим, он много раз вызывал на себя огонь критики справа и слева, но сохранил высокий моральный авторитет и звание живого классика современной русской литературы. Его первая полная биография написана известным историком литературы Л. И. Сараскиной на основе уникальных архивных документов, бесед с самим Солженицыным и членами его семьи.

711.97

Святослав. Александр Королев. ЖЗЛ

Книга посвящена биографии знаменитого князя-воителя Святослава жившего в X веке. &quot;Хочу на вы идти&quot;; &quot;не посрамим земли Русской&quot;; &quot;мертвые сраму не имут&quot; - все эти хрестоматийные, со школьной скамьи знакомые нам фразы принадлежат ему, легкому на подъем, быстрому, &quot;аки пардус&quot;, не знающему усталости и презирающему покой и негу русскому князю победителю хазар и покорителю Болгарии, герою самой масштабной и самой кровопролитной из русско-византийских войн. Святослав - одна из самых ярких и вместе с тем противоречивых фигур нашей начальной истории. Покинув Киев ради цели, оказавшейся призрачной, он привел на Балканы многотысячное воинство русов, в большинстве своем сложивших головы в сражениях с византийцами и печенегами. Трагической оказалась и судьба самого Святослава, из черепа которого печенеги сделали ритуальную чашу. Автор книги предлагает читателям свое видение личности князя и свой взгляд на историю Руси того далекого времени - взгляд, который во многом отличается от традиционного.<br /> Второе издание существенно доработано автором.<br /> 2-е издание, исправленное и дополненное.

452.04

Рокоссовский. Сергей Михеенков. ЖЗЛ

Поляк, крещённый в православие, ушедший на фронт Первой мировой войны в юном возрасте. Красный командир, отличный кавалерист, умевший не только управлять войсками, но и первым броситься в самую гущу рубки. Варшава, Даурия, Монголия, Белоруссия и - ленинградская тюрьма НКВД на Шпалерной. Затем - кровавые бои на ярцевских высотах, трагедия в районе Вязьмы и битва под Москвой. Его ценил Верховный главнокомандующий, уважали сослуживцы, любили женщины. Среди военачальников Великой Отечественной войны он выделялся не только полководческим даром, но и высочайшей человеческой культурой. Это был самый обаятельный маршал Сталина, что, впрочем, не мешало ему крушить врага в Сталинградском сражении и Курской битве, в Белоруссии, Померании и Восточной Пруссии. В книге, которая завершает трилогию биографий великих полководцев, сокрушивших германский вермахт, много ранее неизвестных сведений и документов, проливающих свет на спорные страницы истории, в том числе и на польский период биографии Рокоссовского. Автор сумел разглядеть в нём не только солдата и великого полководца, но и человека, и это, пожалуй, самое ценное в данной книге.

658.85

Повседневная жизнь Соловков: От Обители до СЛОНа. Максим Гуреев

Повседневная жизнь Соловецкого архипелага, или просто Острова, как называют Соловки живущие на нем, удивительным образом вбирает в себя самые разные эпохи в истории России. А потому и книга, предлагаемая вниманию читателя, столь же естественно соединяет в себе рассказы о бытовании самых разных людей: наших современников и подвижников благочестия XV-XVI столетий, стрельцов воеводы Мещеринова, расправлявшихся с участниками знаменитого Соловецкого сидения второй половины XVII века, и юнг Великой Отечественной войны, узников Соловецкого Лагеря Особого Назначения и чекистов из окружения Максима Горького, посетившего Соловки в 1929 году. На острове в Белом море время словно остановилось, и, оказавшись здесь, мы в полной мере можем почувствовать это, убедиться в том, что повседневность на Соловках - вовсе не суетная обыденность и бытовая рутина, но нечто большее - то, о чем на материке не задумываешься. Здесь каждый становится частью истории и частью того пространства, которое древние саамы называли saivo, что в переводе означает &quot;Остров мертвых&quot;.

559.4

Повседневная жизнь Московских государей в XVII веке. Людмила Черная. Серия &quot;Живая история&quot;

При дворе первых царей династии Романовых традиционные элементы русской жизни соседствовали с театром и парсунами, барочной поэзией и садовым искусством. Каждый из них взращивал древо российской государственности и был способен на неординарные поступки. Михаил Федорович, покорный матери, разлучился со своей избранницей, но потом вопреки воле властных родственников восемь лет не женился. &quot;Тишайший&quot; Алексей Михайлович охотился с рогатиной на медведя, был щеголем и графоманом. Интеллектуал Федор Алексеевич знал о системе Коперника, изучал латынь, писал вирши и любил лошадей. Книга доктора исторических наук Людмилы Черной рассказывает, кому подражали, что перенимали и от чего отказывались московские государи; почему выбирали жен незнатного происхождения; какие люди и вещи окружали их на войне, на дворцовых приемах, на отдыхе в загородных резиденциях, в паломничествах по монастырям, на охоте; как при дворе боролись с обыкновением иностранных дипломатов прихватывать с собой драгоценные кубки с царского стола.

497.25

Олег Вещий. Великий викинг Руси. Евгений Пчелов. ЖЗЛ

Князь Олег, прозванный &quot;Вещим&quot;, правил в Новгороде в конце IX века как преемник Рюрика и &quot;дядька&quot; (воспитатель) его сына Игоря. Он захватил Киев, объединив два главных центра Древней Руси, совершил со своей варяжской дружиной дерзкий поход на Константинополь, воевал на Кавказе и берегах Каспия. Помимо этого, о жизни и загадочной смерти Олега не известно почти ничего. Легенды о его деяниях отразились в первой русской летописи, Повести временных лет, а позже воплотились в &quot;Истории&quot; Н. М. Карамзина и знаменитой &quot;Песни о вещем Олеге&quot; А. С. Пушкина. Книга известного историка Евгения Пчелова - первая попытка реконструировать биографию Олега-Хельги на основе широкого круга древнерусских, скандинавских, византийских и восточных источников той эпохи, когда усилиями &quot;вещего&quot; князя на востоке Европы создавалось многонациональное Древнерусское государство.

285

Ломоносов. Всероссийский человек. Валерий Шубинский. ЖЗЛ

Первая в постсоветское время биография ученого-энциклопедиста и поэта, одного из основоположников русской культуры Нового времени. Используя исторические исследования, свидетельства современников, архивные документы, автор стремится без идеализации и умолчаний воссоздать яркую, мощную личность М. В. Ломоносова в противоречивом, часто парадоксальном контексте России XVIII века. При всем разнообразии занятий Ломоносова - создателя нового русского литературного языка и классической системы стихосложения, химика, оптика, океанографа, исследователя атмосферного электричества, историка, астронома, администратора и даже участника политических интриг - в центре его деятельности лежало стремление к модернизации страны, унаследованное от петровской эпохи. Страстный, горячий, торопливый во всех начинаниях, невероятно энергичный и работоспособный, порою нетерпимый и болезненно мнительный, Ломоносов был обаятелен и в своем величии, и в своих слабостях.

372.93

Игнатий Лойола. Анна Ветлугина. ЖЗЛ

Наверное, трудно найти личность более противоречивую, чем Игнатий Лойола (1491-1556). Основатель ордена иезуитов, организации, имевшей политическое влияние по всему миру и до сих пор участвующей в крупных сделках и событиях, живущей под негласным лозунгом: &quot;Цель оправдывает средства&quot;, - и святой. Ключевая фигура Контрреформации, человек, создавший папскую тайную полицию, - и рыцарь-мечтатель, ставший прообразом Дон Кихота.<br /> Автор книги Анна Ветлугина попыталась беспристрастно подойти к биографии человека, построившего почти 500 лет назад мощный аппарат для защиты традиции, проанализировать его достоинства и недостатки, а также черты характера, благодаря которым Лойола занял свое место в истории.

447.19

Клавдий. Пьер Ренуччи. ЖЗЛ

Император Клавдий (Тиберий Клавдий Цезарь Август Германик, 10 дон. э. - 54), правивший после порочного садиста Тиберия и безумного чудовища Калигулы и до Нерона, который был и тем и другим одновременно, стал наименее известным из императоров династии Юлиев - Клавдиев. Но недооцененный преемник Калигулы оказался крупным государственным деятелем и талантливым политиком, который не побоялся настроить против себя традиционный политический класс, доверив высокие посты в администрации бывшим рабам, введя в сенат выходцев из провинций и сыновей вольноотпущенников, издав законы в пользу женщин и рабов. Скончавшись в 54 году, он оставил после себя мирную и богатую Империю, расширившую свои границы, с усовершенствованной администрацией и эффективной судебной системой. Его трагедией стало то, что он был женат на двух непомерно властолюбивых женщинах, беспрестанно вмешивавшихся в дела государства.

555.94

Герои Первой мировой. Вячеслав Бондаренко. ЖЗЛ

Нет в нашей стране более замалчиваемой, более оболганной, более проклятой и забытой войны, чем Первая мировая (1914-1918). Горька судьба ее героев. В силу исторических обстоятельств они не дождались ни юбилейных медалей, ни пенсий, ни музеев, ни вечных огней, ни цветов в день Победы...<br /> Эта книга - скромная дань уважения тем, кто не вернулся с кровавых полей Галиции, Волыни, Польши, Литвы, Латвии, Белоруссии, над кем навсегда сомкнулись холодные воды Балтики или Черного моря.<br /> Вниманию читателя представлены двенадцать очерков - кратких биографий людей, которые навсегда вписали свои имена в историю Первой мировой войны. Это выдающийся полководец и командир боевого корабля, сын великого князя и простой донской казак, первый в России летчик-истребитель и сестра милосердия, военный священник и лихой гусарский офицер... Жизнеописание каждого героя прослеживается в тесной взаимосвязи с судьбой России, отчего по прочтении складывается целостное представление о великой и трагичной эпохе.<br /> Книга снабжена приложениями, из которых читатель узнает много полезного об организации и структуре Русской Императорской армии, воинских званиях и наградах.

522.11

Гапон. Валерий Шубинский. ЖЗЛ

Про человека, вошедшего в историю России под именем &quot;поп Гапон&quot; мы знаем только одно: 9 января 1905 года он повел петербургских рабочих к Зимнему дворцу, чтобы вручить царю петицию о нуждах пролетариата. Мирное шествие было расстреляно на улицах Петербурга - и с этого дня, нареченного &quot;Кровавым воскресеньем&quot;, началась первая русская революция. В последующих учебниках истории Георгий Гапон именовался не иначе как провокатором.<br /> Однако как же и почему этот человек, шагавший в самом первом ряду манифестантов и только чудом избежавший пули, сумел вывести на улицы столицы 150 тысяч человек, искренне ему доверявших? В чем была сила его притягательности, почему питерские пролетарии ему верили? Автор биографической книги пытается разобраться, кем же на самом деле был &quot;поп Гапон&quot;, рассказывает о том, как сложилась трагическая судьба этого незаурядного человека, оказавшегося в самом центре борьбы различных политических сил, на самом острие почти забытых ныне событий начала XX столетия.

526.68

Борис Годунов. Вячеслав Козляков. ЖЗЛ

&quot;...И мальчики кровавые в глазах...&quot; Большинству из нас царь Борис Федорович Годунов (1552- 1605) и ныне представляется таким, каким изобразил его в своей бессмертной трагедии А. С. Пушкин. Впервые в русской истории достигший высшей власти не в силу происхождения, не по праву принадлежности к правящей династии, но благодаря своему уму, способностям и умению управлять страной, Годунов много сделал для блага Отечества - но в памяти поколений все равно остался жестоким убийцей несчастного царевича Дмитрия, последнего отпрыска династии Рюриковичей. Тень невинно убиенного царевича преследовала его всю жизнь и в конечном итоге стала причиной краха всех его начинаний и гибели его собственной семьи. Но был ли он причастен к тем преступлениям, в которых его обвиняют? Чего больше было в его царствовании - гения или злодейства? И насколько уживаются эти качества в одном человеке? Обо всем этом, а также об истории России на рубеже XVI-XVII веков, в самый канун Великой Смуты, едва не погубившей Российское государство, рассуждает в своей новой книге известный историк, постоянный автор серии &quot;Жизнь замечательных людей&quot; Вячеслав Николаевич Козляков.

497.25

Анна Иоанновна. Игорь Курукин. ЖЗЛ

В судьбе Анны Иоанновны было немало крутых поворотов: природную русскую царевну, племянницу Петра I, по его воле выдали замуж за иноземного принца, полжизни провела она бедной вдовствующей герцогиней в европейском захолустье, стала российской императрицей по приглашению вельмож, пытавшихся сделать её номинальной фигурой на троне, но вскоре сумела восстановить самодержавие. Анна не была великим полководцем, прозорливым законодателем или смелым реформатором, но по мере сил способствовала укреплению величия созданной Петром империи, раздвинула её границы и сформировала надёжную и работоспособную структуру управления. При необразованной государыне был основан кадетский корпус, открыто балетное училище и началось создание русского литературного языка.<br /> Книга доктора исторических наук Игоря Курукина, написанная на основе документов, рассказывает о правлении единственной русской императрицы, по иронии судьбы традиционно называемом эпохой иностранного засилья.

482.79