Православный
интернет-магазин

Публицистика

Подбор по параметрам
Розничная цена
от
до
15.00
1 557.50
3 100.00
Автор
Все
Издательство
Все
Год
Посмотреть все
Переплет
Посмотреть все
Вид:

Овидий. Введение. Михаэль фон Альбрехт

Публий Овидий Назон, время жизни которого приходится на эпоху незадолго до и вскоре после Рождества Христова, известен как поэт любви, богов и изгнания - эти три большие темы последовательно приходят на смену друг другу в три периода его творчества, оказывая при этом взаимопроникающее влияние друг на друга.По неизвестным причинам сосланный Августом на берег Черного моря, в последний период своей жизни Овидий воплотил в поэзии опыт изгнанника. Поэт большого города должен отказаться от атмосферы Рима - своей жизненной стихии - и вынужденно предвосхищает современный опыт изоляции писателя от общества. Это делает его предшественником и светским ангелом-хранителем бесчисленных авторов Нового времени, живущих в изгнании или избравших внутреннюю эмиграцию, и он создает образцовое оформление этого опыта одиночки, таланта, предоставленного самому себе.

538.67

Н. А. Некрасов: pro et contra. Том 1

В первый том антологии «Н. А. Некрасов: pro et contra» включены рецензии, статьи, эссе 1840–1922 гг., дающие представление об осмыслении творчества поэта — от первых откликов В. Г. Белинского до юбилейных очерков А. Ф. Кони, А. В. Луначарского и др. Особое внимание уделяется критике Серебряного века (В. Я. Брюсов, К. Д. Бальмонт, Д. С. Мережковский, В. В. Розанов), предложившей разные разгадки «тайны русской поэзии». Заключает сборник полная версия анкеты К. И. Чуковского «Поэты о Некрасове». Издание предназначено для специалистов и любителей творчества Н. А. Некрасова.

1496.33

Евгений Онегин. Движение замысла. С. Фомичев

Монография посвящена исследованию, возникновению и развитию замысла романа А.С.Пушкина &quot;Евгений Онегин&quot;, анализу хода работы над произведением, обстоятельств, повлиявших на его создание, а также проблемам реконструкции текста.<br /> Издание иллюстрировано рисунками и автографами А.С.Пушкина.

102.61

Русские речевые жанры. Балашова Л.В., В. В. Дементьев

Книга посвящена одному из важнейших аспектов отечественной теории речевых жанров: исследуется русская речевая культура с позиции речевых жанров, русские речевые жанры в связи с языковой картиной мира. Отдельные исследования посвящены: жанру &quot;разговор по душам&quot; как одной из базовых ценностей русской культуры; заимствованному жанру &quot;светская беседа&quot;; обращениям в русском языке и речи; жанрам аналитического политического обзора и оценочного метакомментария в топе новостного браузера; анекдота; онлайн-теста; интернет-рейтинга; интернет-энциклопедии; послания потомкам в капсуле времени (1960-е гг.); жанрам русской &quot;внелитературной речевой культуры&quot;.

1496.33

Общность и общество. Основные понятия чистой социологии. Ф. Тённис

Сочинение Фердинанда Тённиса (1855–1936), впервые увидевшее свет 1887 году, посвящено разработке типологии общественной жизни и полагает начало современной социологии в Германии. Автор ставит своей задачей прояснение фундаментальных понятий социологической науки, избирая главной инстанцией социальной жизни волю, трактуемую, скорее, не в психологическом, а в традиционном для немецкой философии этическом смысле — как источник всякого намерения и действия. Действия эти могут быть направлены как на взаимную поддержку и сохранение друг друга, так и на взаимное разрушение, подавление этической воли другого. Тённис подчеркивает, что его теория имеет дело только с общественными отношениями взаимоутверждения, которые способствуют возникновению и развитию многообразных плодотворных связей между людьми. Сами же эти связи можно понимать как реальную, органическую жизнь, составляющую существо человеческой общности, и как идеальные, механические образования — основу понятия об обществе. Оба этих термина употребляются уже в обыденной жизни, и автор видит свою цель в том, чтобы уточнить и развернуть понимание общности и общества, выстраивая ряд соответствующих этим базовым понятиям определений и очерчивая сферу применения для каждого из них. Для общности такими определениями становятся понятия крови и духа, родства, соседства и дружбы, достоинства и служения и т. д., для общества же — товар и стоимость, деньги и рынок, капитал и рабочая сила. Традиционные, патерналистские узы противопоставляются, таким образом, городскому укладу хозяйствования с характерным для него ослаблением исконных связей и формированием нового, проблематичного способа социального бытия человека. Перевод осуществлен с последнего (восьмого) прижизненного издания 1935 года.

1524.83

Косовская вертикаль или неоколониальная горизонталь? Ч. Оцич

В предлагаемом вниманию читателя издании собраны статьи более двадцати сербских учёных, проливающие свет на актуальную и пока не решённую проблему южного сербского автономного края. Освещаются различные — экономические, демографические, политические, правовые — проблемы Косова и Метохии, которые уже более двадцати лет привлекают внимание мировой общественности и которые, несмотря на поддержку западных стран «государству Косово», так и не движутся к разрешению. В статьях использованы не только сербские, но и иностранные источники, что гарантирует научную объективность. Книга призвана помочь читателю понять, куда движутся Косово и Метохия — к будущему развитию в качестве части Сербии (косовская вертикаль, установленная Косовским заветом после битвы 1389 года) или к неустойчивому положению вне Сербии и международного сообщества, большинство которого не признаёт односторонне провозглашённую независимость края (неоколониальная горизонталь).

773.81

Языки культур. Образ-понятие-образ

Перед читателем очередной сборник сектора &quot;Языки культур&quot; Российского института культурологии. Названия сборников начинаются со слов &quot;Языки культур&quot;, а далее добавляется конкретная проблема, например: взаимодействия (мы размышляли о взаимодействии этих самых языков и о том, что такое вообще - языки культур); о наивном (где участники сборника выясняли границы того, что называют мейнстримом и наивным); теперь настал черед подумать о соотношении образа и понятия. Понимая, что обозначенная тема неисчерпаема, мы стараемся обозначать границы, приветствуя самые разнообразные подходы.

249.39

Очерки русской культуры. Начало XX века

Книга продолжает серию коллективных монографий «Очерки русской культуры», посвященных XIX веку (в 6 томах. М., 1998–2005) и рубежу XIX–ХХ веков (т. 1–3. М., 2011, 2016). Она посвящена эпохе Первой мировой войны. Задача проекта – попытка представить социокультурный срез жизни российского общества в военные годы в ее полноте и многообразии. Исследование отличают комплексность подхода, наличие сквозных сюжетов и взаимные отсылки внутри текста очерков. Авторы постарались показать, что война не прерывала процессы в общественной, социокультурной и повседневной жизни. Но она создавала качественно новую реальность и, соответственно, новое осмысление и ощущение событий в общественно-культурной жизни. Как создатели культуры, так и ее реципиенты впервые столкнулись с событиями такой длительности и массовости. Дальнейшее развитие общественно-культурной жизни не просто продолжало остановленные Первой мировой войной процессы, оно подытоживало и использовало опыт военных лет.

498.78

Очерки русской культуры. Конец XIX-начало XX века. Том 3. Художественная жизнь

Том продолжает серию коллективных монографий «Очерки русской культуры», посвященных XIX в. (Т. 1–6. М., 1998–2005) и рубежу XIX–ХХ вв.(Т. 1–2. М., 2011). В предлагаемом читателю исследовании внимание обращено на художественную жизнь. Это понятие подразумевает бытование художественной культуры и отражает ее социальную функцию. Среди важнейших сквозных тем очерков – смена поколений в художественном творчестве, выработка новых методов отражения действительности, новых форм связи «производителя» культурных ценностей с их «потребителем», востребованность обществом нового искусства, развитие критики и ее роль в культурно-информационной системе. Хронологические рамки понятия «конец XIX – начало ХХ в.» расширены и включают 1920-е гг. В это время в художественной жизни и Советской России, и русской эмиграции первой волны еще сохранялись идейно-эстетические явления, истоки и развитие которых относились к дореволюционному времени.

498.78

Человек есть то, что он ест. Пищевые системы мира. Анна Павловская

Анна Павловская предлагает оригинальную теорию, согласно которой вполне возможно говорить об условных «пищевых семьях», «пищевом родстве» и «пищевых группах» по аналогии с языковыми семьями, которые сегодня считаются одним из главных признаков национального единства. Ведь пища — это ярко выраженная этническая константа, и, следовательно, она может составить конкуренцию языковому родству. Таким образом, предлагается идея систематизации пищевых моделей питания человечества, сравнимая в некотором роде с языковой систематикой. Подобного рода построений не существует не только в отечественной науке, но и в мире. И что важно отметить: строгая научность текста у Павловской сочетается с занимательностью и живостью изложения, в котором нашлось место многочисленным — и порой неожиданным — фактам из истории еды во взаимосвязи ее не только с биологией, но и с искусством, литературой, политикой, психологией.<br /> Анна Павловская — доктор исторических наук, профессор, заведующая кафедрой региональных исследований факультета иностранных языков и регионоведения МГУ.

684.03

От гетеры до игуменьи. Женщина в Ранней Византии: мир чувств и жизнь тела. Н. Болгов

В фокусе рассмотрения Николая Болгова судьба женщины в постклассическом мире, в котором встретились Античность и христианство. Византия IV-VI веков в светской жизни еще в значительной степени сохраняла классический культ красивого человеческого, прежде всего женского, тела, но христианские богословы уже вели бескомпромиссную и вполне успешную борьбу с наготой, разжигающей похоть. Происходили радикальные изменения в области морали, которые влияли буквально на все. Прибегая к светским и церковным источникам, автор рассказывает, как отражалось на повседневном образе существования византийских женщин немирное соседство христианского аскетизма и античной свободы нравов, – о том, как они жили, любили, растили детей. Попутно сообщается немало интересного о быте и личной жизни женщин разных слоев – гетер, монахинь и представительниц знати.<br /> Николай Болгов – антиковед и византинист, доктор исторических наук, профессор Белгородского государственного национального исследовательского университета.

495.92

Горький привкус власти. История отравлений и прочих покушений на жизнь правителей древности и Средних веков.Игорь Симбирцев

Яд втирали в перчатки, седла и иконы, наносили на столовые приборы и зубочистки, поливали им книги, платки и плоды прямо на деревьях, смешивали со свечным воском и т. д. Не говоря уже о таких банальностях, как отравленное вино или накачанная ядом дыня. И все это ради власти. Книга Игоря Симбирцева - в равной мере поучительная и занимательная - прежде всего о том, сколь слаб оказывается человек в противостоянии своим порокам, как он идет к славе и богатству, по пути иногда теряя в себе все человеческое. Перед нами десятки историй правителей древности и Средних веков, которые убивали и сами становились жертвами. Одурманенные запахом власти, они стремились к трону, а достигнув вожделенной цели, нередко бросались во все тяжкие и медленно (но иногда и быстро!) убивали себя алкоголем и наркотиками. Дела некоторых из них до сих пор представляют интерес для судмедэкспертизы, и об этом тоже можно прочитать в этой книге.<br /> Игорь Симбирцев - юрист, автор нескольких книг, посвященных деятельности спецслужб.<br />

627.04

Вторая половина книги. Даниэль Клугер

Думал ли Булгаков обо всех тех вещах, которые его читатели находили и находят в «Мастере и Маргарите» ? Думал ли Станислав Лем о том, что в станции «Солярис» можно будет узнать полуразрушенный замок с привидениями? Думал ли Софокл об эдиповом комплексе? Этого мы никогда не узнаем. Роль автора заканчивается с публикацией произведения. Далее всё зависит от читателя. Читатель — полноценный и, главное, полноправный соавтор писателя. Именно он, по словам Джозефа Конрада, пишет «вторую половину книги».<br /> В новой книге Даниэля Клугера собраны эссе, которые он сам называет «заметками на полях книг». Возможно, они субъективны. Но — важно ли это?

592.83

Виролюция. Важнейшая книга об эволюции после &quot;Эгоистического гена&quot; Ричарда Докинза. Фрэнк Райан

Основная идея этой книги шокирует. Все живое на планете, в том числе люди, живут в симбиозе с вирусами, эволюционируют вместе с ними и благодаря им... выживают. Первая реакция читателя: этого не может быть! Но, оказывается, может... Вирусы, их производные и тесно связанные с ними структуры составляют как минимум сорок три процента человеческого генома, что заставляет сделать вывод: естественный отбор у человека и его предков происходил в партнерстве с сотнями вирусов. Но как вирусы встроились в человеческий геном? Как естественный отбор работает на уровне вирус-носитель? Как взаимодействуют движущие силы эволюции — мутации, сим-биогенез, гибридизация и эпигенетика? Об этом — логичный, обоснованный научно и подкрепленный экспериментальными данными рассказ Фрэнка Райана.<br /> Фрэнк Райан — английский генетик, член Королевского общества медицины и Линнеевского общества в Лондоне, популяризатор науки.

706.83

Формирование культуры в диаспоре

История формирования и культурные особенности диаспоральных сообществ предоставляют уникальный материал для исследования общих тенденций современной культуры к гетерогенности, процессов культурной дивергенции, конвергенции и синтеза, сосуществования центростремительных и центробежных направлений в развитии сообщества. В данном издании рассматриваются закономерности развития культуры в классическом (прототипическом) диаспоральном сообществе на примере еврейской, армянской и греческой диаспор. Постановка проблемы предполагает ее решение в двух плоскостях. С одной стороны, представленные исследования оказываются включенными в более широкий контекст научной проблематики, связанной с исследованием эволюции культуры в полиэтничном, поликонфессиональном и многоязычном обществе, общих тенденций современной культуры к гетерогенности, процессов культурной дивергенции, конвергенции и синтеза. С другой стороны, в рамках монографии явление диаспоральной культуры представляется как отдельный феномен. Исследователи исходили из гипотезы о том, что в классической диаспоре выстраивается особый тип культуры с собственными социальными, религиозными и коммуникативными практиками, текстовой традицией, символической интерпретацией исторических событий. Все три выбранные этноконфессиональные группы существовали и взаимодействовали в одном локусе, что легитимизирует их сопоставление друг с другом и позволяет говорить об их исторических связях и выявлять общие типологические параллели в их развитии.

448.9

Популярные товары

Интересные новинки

Широко представлены книги о положении и роли Православной Церкви в современном мире.