Православный
интернет-магазин

Философия и религия

В этом разделе интернет-магазина «Остров книг» вы можете выбрать и купить классические и современные труды по философии и религии. Эти книги будут интересны:

  1. Студентам гуманитарных направлений.

  2. Преподавателям философии, истории религии.

  3.  Читателям, интересующимся глубокой философской мыслью.

Чтение книг по сравнительной религии и философии помогает лучше понять социальное и религиозное устройство мира, глубже смотреть на привычные вещи и явления, сформировать собственные нравственные убеждения и следовать им.

Подбор по параметрам
Розничная цена
от
до
27.00
1 421.50
2 816.00
Автор
Все
Издательство
Все
Год
Посмотреть все
Переплет
Посмотреть все
Вид:

Реформация Мартина Лютера в горизонте европейской философии и культуры (Альманах «Verbum», выпуск 15)

Очередной выпуск альманаха Центра изучения средневековой культуры "Verbum" представляет материалы Международной историко-философской конференции "Реформация Мартина Лютера в горизонте европейской философии и культуры", которая проходила на базе философского факультета Санкт-Петербургского государственного университета 28-29 июня 2012 г. В ее работе приняли участие ученые из Германии, Финляндии и России. Конференция была организована Центром изучения средневековой культуры и Санкт-Петербургским обществом изучения культурного наследия Николая Кузанского совместно с Академией духовной истории Европы (г. Бернкастл-Куз, Германия), основанной при участии университетов Майнца, Ольденбурга, Трира и Высшей школы искусств г. Альфтера. Состоявшиеся дискуссии продемонстрировали серьезный научный интерес российских и зарубежных ученых-гуманитариев к вопросам истории развития протестантизма и распространения идей Мартина Лютера в пространстве европейского философствования и становления культуры Нового времени. В связи с этим для продолжения и расширения лютеранских исследований на конференции было объявлено о создании Санкт-Петербургского общества Мартина Лютера. Его председателем стал доктор философских наук Иван Леонидович Фокин, а ученым секретарем — Наталья Владимировна Еремеева. В данный сборник вошли также статьи и доклады участников конференции, посвященные философии Николая Кузанского, идеи которого рассматриваются в качестве преддверия становления протестантизма и важной составляющей развития иудео-христианского диалога. Кроме того, в этом выпуске представлены и переводы исследований известных зарубежных ученых, так или иначе участвовавших в программах научных проектов Центра и Санкт-Петербургского общества Николая Кузанского.

389.05

Судьбы классического наследия и философско-эстетическая культура Серебряного века. Константин Исупов

В книге статей петербургского исследователя освещается судьба классического наследия в философской критике Серебряного века и в свете сегодняшнего исторического дня.<br /> Отдельные очерки посвящены рецепциям Ф.Достоевского, Ф.Тютчева, Л.Толстого, Н.Федорова, Вяч. Иванова, В.Ильина, М.Бахтина, св. Франциска Ассизского, Т. де Шардена. <br /> Предложена новая проблематизация старых вопросов: социальные архетипы в отношениях поколений; образы пути, лабиринта и ландшафта в отечественной культуре; поэтика поп finito, философия преступления, текст и его научный комментарий.<br /> Сборник адресуется всем, для кого мировая культура - не коллекция курьезов, а подлинная ноосфера и глобальная Память человечества.&quot;<br /> Что такое «метафизика, могущая возникнуть в качестве науки» о Достоевском? Метафизика до Достоевского питалась романтическими представлениями об Абсолюте: П. Я. Чаадаев, масоны, славянофилы, любомудры. Лучшее, что можно было ждать от контуров такой философии, это 1) эстетизованные формы запечатления опыта в духе той традиции, что суммировали немецкая мистика и Шеллинг;<br /> 2) явленная в импрессионизме лирического образа (С. Бобров, В. Жуковский) поэтика переживания «тайн бытия»; 3) трагическая персонология и натурфилософия в литературе классического романтизма в его сложном сплетении с барокко (Ф. Тютчев); 4) катастрофизм с примесью полумасонского мистицизма, которые русская мысль пыталась интегрировать то в «картину мира человека» (по названию трактата А. И. Галича, читанного Макаром Девушкиным), то в «апокалиптический синтез» (последняя фраза последнего из «Философических писем» П. Я. Чаадаева), то в программы энциклопедического гнозиса, в котором «инстинктуальное» (душевное) начало органично слито с универсальным знанием и «способностью критического суждения» (В. Ф. Одоевский); последняя позиция в философско-религиозном плане полемично дополнилась организмической идеологией собор ности (А. С. Хомяков; почвенники).<br /> С Достоевским метафизика определилась как 1) род особого качествования бытия и, соответственно, некая программа описания его ирреальных состояний («языки» онтологии); 2) область не очевидного знания и не верифицируемого опыта («языки» гносеологии); 3) проблематизация мотивов поведения человека («языки» этики и философии истории) и, наконец, как 4) философия творчества и шире — персоналистский проект самоосмысления «я» и «мы» своего креативного соприсутствия красоте Божьего мира («языки» эстетики).<br /> Поскольку в мире Достоевского мы имеем дело с вопросами человеческого существования в Божьем мире, его авторская метафизика но - ситонтологический характер: человек предстоит Богу и миру как вопрос — ответу. Этот тип метафизики внятен современному читателю с появлением в его кругозоре трудов М. Хайдеггера, определением которого мы не слишком корректно воспользуемся. «Метафизика в собственном смысле слова, — говорит он в лекции 1929 г., — принадлежит к “природе человека”. Она не есть ни раздел школьной философии, ни область прихотливых интуиций.<br /> Метафизика есть основное событие в человеческом бытии. Она и есть само человеческое бытие». Не следует тешить себя надеждой, что метафизика в роли теории бытия в себе и формы философского знания может быть извлечена из текстов Достоевского в готовом виде, как алхимический камень из реторты. Подобно тому как камень алхимиков — никакой не камень, а искомая вслепую универсальная химическая формула-рецепт превращения неблагородных металлов в благородные, так и метафизика на территории художественной прозы и публицистики писателя — не приведенная в систему гносеологическая инструкция.

359.12

Философское содержание журналов русского зарубежья (1918–1939 гг.) А. А. Ермичев

&quot;Философское содержание журналов русского зарубежья (1918-1939 гг.)&quot; является продолжением книги &quot;Философское содержание русских журналов начала ХХ века&quot; - указателя статей, заметок и рецензий философского содержания, опубликованных в философских и общественно-литературных журналах начала ХХ века (с 1901 по 1922 г.), вышедшей в 2001 году. Настоящее издание, осуществленное Русской христианской гуманитарной академией и издательством &quot;Вестник&quot;, является уникальным, представляя в систематическом виде сведения практически о всем журнальном корпусе русского зарубежья указанного периода. Книга адресована философам, историкам, литературоведам, библиографам, преподавателям, библиотекарям и всем интересующимся историей русской общественной и философской мысли.

289.29

Феноменология апофазиса. Дробышев В. Н

Монография посвящена исследованию гипотетической сущности апофазиса и его философской значимости. Предметом особого внимания автора является апофатическая перспектива синергийной философии.<br /> Монография посвящена &quot;таинственной&quot; апофатической традиции в истории философской и богословской мысли - при этом, по мнению автора, &quot;необходимо размежевание философии и богословия в том отношении, в каком апофазис продолжает выступать источником и территорией их смешения&quot;. Как умозрительный метод искания предельного трансцендирования, апофаза реализуется через &quot;философское отрицание&quot;; дискурсивно апофаза может быть выражена и через прямое отрицание (&quot;не то, не это&quot;), и с помощью парадоксов (&quot;незнание&quot; вместо &quot;знания&quot;, &quot;ученое незнание&quot; у Николая Кузанского) или оксиморонов (например, &quot;постижение непостижимого&quot;). Существует множество апофатических техник, не выводящих разум за пределы имманентного (например, в веданте, даосизме, немецкой классической философии), и реже встречается апофатический опыт трансценденции, являющийся достоянием обогащенной неоплатонизмом восточно-христианской патристики. Интерес к апофатике был свойственен и мыслителям ХХ века - таким, как Хайдеггер, Фуко, Делёз.

379.07

Фигуры террора - 2. Н. А. Грякалов

В данном издании представлен цикл работ известного петербургского философа и социального антрополога Николая Грякалова (1978–2014), посвященных социально-философскому анализу террора. В монографии «Фигуры террора» (2007) он одним из первых обратился к аналитике данного феномена, рассмотрев его как «сквозной параметр сущего и происходящего — от нижних ярусов жизни до бытия-в-признанности и семиотики культа. Событие символизации насилия отмечает как сотворение человека в природном универсуме, так и его переопределение. Описанию этих трансфигураций и посвящено в значительной мере исследование». Тема символизации насилия на культурно-историческом материале и на примере современных художественных практик развивается в статьях и выступлениях философа, включенных в книгу, а также в не публиковавшемся ранее фрагменте «Mysterium tremendum». Книга адресована всем, вовлеченным в тематическое поле социальной антропологии и аналитики современности.

478.83

Речи о религии. Монологи. Фридрих Шлейермахер

Философия религии в мировоззрении Шлейермахера имеет первенствующее значение. Первым сочинением, посвященным исследованию религии, были &quot;Речи о религии к образованным людям, ее презирающим&quot; (1799). Задачей этого сочинения было показать, что религии принадлежит в душе человеческой совершенно самостоятельная область, в которой она царствует неограниченно: &quot;Истинная религия — это чувство и вкус бесконечности&quot;. Отрицание религии основано на смешении ее с метафизикой и моралью. Сущность метафизики, вообще познания, есть мышление. Сущность морали — деятельность. Своеобразная природа религии состоит в созерцании и чувстве. Религиозность состоит в сознании воздействия на нас мирового целого или Бога.<br /> Шлейермахер живет доселе в немецкой научной мысли: его религиозно-философские воззрения образуют основу и исходную точку всего немецкого протестантского богословия, и его историко-философские изыскания, наряду с «Историей философии» Гегеля, также положили начало всей немецкой истории философии. Что касается его этических взглядов, сущность которых выражена в «Монологах», то, по крайней мере, относительно 60-х годов XIX века, когда немецкий идеализм и романтическое мировоззрение были более всего забыты и презрены в Германии, биограф Шлейермахера говорит: «Среди всех моральных сочинений современных мыслителей только „Монологи&quot; действуют доселе на широкие круги.<br /> Где они встречаются более глубоким натурам в решающие годы развития, они почти всегда оказывают определяющее влияние. Каждый внимательный наблюдатель знает немалое число людей, которые обязаны именно „Монологам&quot; толчком к более сознательной и высокой нравственной жизни» С того времени это влияние, несомненно, скорее возросло, чем понизилось.<br /> Но, конечно, главное значение Шлейермахера тесно связано со всем тем кругом идей и настроений, которые волновали немецкую мысль в эпоху романтизма, и может быть правильно оценено лишь на фоне того, чтб есть объективно верного в этом движении, или чтб, по меньшей мере, сохраняет силу для нашего времени. «Речи о религии» Шлейермахера являются одной из высших вершин этого замечательного движения мысли, и их значение для той эпохи — а, следовательно, косвенно для исторического развития идей вообще — начинает в полной мере уясняться только теперь.

912.05

Возникновение и мироустройство Вселенной: Божественное начало. Владимир Тихонов

Сегодня трудно ориентироваться в большом потоке публикаций научных открытий. Научные знания всегда - «фрагментарные», и для осознания их значения в общей картине нужна интуиция, способная собрать воедино все фрагменты знания. В книге представлены в краткой популярной форме основные фундаментальные открытия, которые являются основой концепции возникновения и эволюции Вселенной.<br /> Особенность сверхмалых дискретно—волновых квантов и влияние на согласованность пространства Вселенной<br /> Вакуум в физике имеет определенное понятие — полной пустоты в пространстве. В XIX веке физики обнаружили в космическом пространстве невидимые поля и назвали их «эфиром». В космогонической науке стали называть невидимые поля и все частицы в космическом пространстве — физическим вакуумом. Необычные сверхмалые квантовые частицы, которые являются, одновременно, дискретно-волновыми и корпускулярными частицами — называются квантовым вакуумом. Квантовый вакуум (КВ) и физический вакуум (ФВ) равномерно распределены в космическом пространстве Вселенной и постоянно сосуществуют с частицами атомной материи (AM).<br /> Как субстанция, физический вакуум обладает свойством вибрации и плотностью, а также обладает способностью передачи всех видов энергии: световой, электромагнитной, гравитационной и информации (тонкой материи).<br /> Одно из важных открытий физиков в XX веке было открытие закономерности нелокальной «согласованности» космического пространства во Вселенной. Исследования космоса в различных точках пространства по более чем тридцати физическими параметрами, подтверждает их согласованность.<br /> Сегодня существует достаточно оснований считать, что регулирование нелокальной согласованности космического пространства обусловлено влиянием особых частиц квантов. Выявлено при экспериментах, что сверхмалые частицы могут проявляться как дискретная частица, обладающая массой, так и, как волновая энергия — свет или, как сила. Одновременно связанные энергетическими полями некоторые кванты могут иметь физические свойства материи, другие могут обладать электромагнитными, волновыми или световыми свойствами. Кванты обладают свойством: побывав, однажды в одинаковых условиях друг с другом, они остаются навсегда взаимосвязанными на больших расстояниях.<br /> Эксперименты подтвердили, что кванты, находящиеся на больших расстояниях друг от друга, общаются со скоростью более скорости света (с) на четыре порядка — 2-ю9 км/сек. Сверхмалые кванты могут объединяться в суперструны (нити), которые постоянно вибрируют. Эти суперструны сосуществуя с частицами атомной материи, физических объектов, получая информацию, вибрируют только на своей определенной частоте (октаве), передавая информацию в виде волновой энергии. На космическом уровне это явление давно известно. Все объекты Космоса: звезды, планеты, галактики имеют свою октаву (частоту). Это физическое явление определяет и информирует о состоянии изменений физического объекта во Вселенной.<br /> Длительные поиски начала процесса эволюции материи, при разработке теории квантов и взаимодействии с энергетическими полями, выявили возможность трансформации (получение) более сложных частиц и античастиц физического вакуума. При локализации частицы ФВ создается пространственное несовпадение (дырка), что приводит к образованию античастицы.<br /> При условии антиподальности они локализуются без аннигиляции, из-за отсутствия полной зеркальности частиц (структуры).<br /> Открытие и изучение дискретно-волновых квантов выявило их невероятное поведение в реальном видимом мире. С квантом происходит непрерывный танец состояний виртуальных и реальных, то есть загадочное взаимодействие реальных и виртуальных состояний и дополняется связью с пространством и временем частиц.

513.02

Отдельные записи 1965–1989 годов. Бибихин В.В.

Предлагаемая вниманию читателя книга образована из личных записей, рукописных и машинописных, которые велись В. В. Бибихиным на отдельных листочках с 1965 по 1989 год. Три раздела книги — за 1965–1972, 1973–1978 и 1979–1989 годы — соответствуют трем архивным папкам, собранным самим автором.<br /> «Отдельные записи» — это, как правило (но не всегда), датированные записи, которые В. В. Бибихин делал параллельно дневниковым до 1989 года. С 1990 года этот жанр для него перестал существовать. По-видимому, курсы и семинары, тексты для которых всегда писались заранее (фактически ежедневно), стали включать в себя все те мысли, которые ранее В. В. Бибихин записывал на отдельных листочках, а записи снов нашли свое место в дневниках.<br /> В настоящей публикации впервые собрано большинство сохранившихся записей 1973–1978 и 1979–1989 годов; более ранние записи включены в публикацию выборочно. Купюры во всей книге касаются в основном личных писем, оказавшихся среди этих бумаг, семейных записок, записей разговоров с близкими, а также бессвязных и неразборчивых записей. Записи расположены в хронологическом порядке, недатированные записи — в том порядке, в каком лежали бумаги. По возможности сохранено авторское оформление текста.

2032.8

Философия Бертрана Рассела в контексте отечественной философской мысли; Рассел Б. Избранные очерки. С. В. Никоненко

Монография посвящена философскому творчеству Бертрана Рассела (1872–1970) — одного из величайших философов ХХ века — в интерпретации отечественных авторов. Дается общий очерк философии Рассела всех периодов его творчества. Впервые в литературе дается историко-философский и критический обзор отечественного расселоведения, которое (в виде печатных работ) берет свое начало в 1906 г. В первой части идеи отечественного расселоведения структурируются по трем базовым разделам философии Рассела: логика, эпистемология, практическая философия. Впервые приводится целостный и подробный критический анализ всей русскоязычной рецепции идей Рассела; обсуждаются идеи всех ведущих интерпретаций философии Рассела. Во второй части монографии намечаются новые пути в интерпретации положений философии Рассела в 14 очерках, затрагивающих идеи мыслителя, которые еще недостаточно исследованы в нашей стране. Делается попытка показать, что проблема реализма является ключевой для понимания расселовской философии. В третьей части представлены шесть очерков Бертрана Рассела на политические и исторические темы, тесно связанные с российской историей и культурой, впервые переведенные на русский язык.<br /> Для философов, культурологов, филологов, психологов и всех, интересующихся концепциями современной философской мысли.

688.31

Мифология | Кереньи Карой

Карой Кереньи (1897–1973) – филолог-классик, историк религии, основатель венгерской школы классической археологии, автор множества книг и статей, предпочитал такие научные темы, которые дают ответы как на человеческие проблемы исследователя, так и на вопросы эпохи. В ходе исследований архитепичных образов мифологии он проводил интенсивную переписку с Т. Манном, Г. Гессе и К.Г. Юнгом и изучал работы У. Виламовица.<br /> Сборник «Мифология» представляет русскому читателю работы Кереньи по античной мифологии в ее взаимосвязи с мифическим пространством других народов и с современной европейской культурой.<br />

855.04

Душа обретает плоть. Иван Бунин «Жизнь Арсеньева». Ильдико Мария Рац

В книге венгерского литературоведа Ильдико Марии Рац, специалиста по творчеству И.А.Бунина, автора первой венгерской монографии о нем, на материале романа «Жизнь Арсеньева», вобравшем в себя всю полноту жизненного опыта писателя, исследуются философские, религиозные и этические взгляды Бунина, восприятие им жизни, смерти, времени, любви, сущности человека и смысла его жизни.

570.03

Философия права в России: неокантианство (вторая половина XIX – первая половина XX века)

В монографии исследуются правовые и политические проблемы, представленные с позиции русской неокантианской философии права второй половины XIX - первой половины XX века. На основе обширного круга источников (П. И. Новгородцев, Б. А. Кистяковский, В. А. Савальский, Е. Н. Трубецкой, Е. В. Спекторский, В. М. Хвостов, Н. Н. Алексеев, С. И. Гессен, В. С. Соловьев, Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков и др.) показано влияние философии И. Канта и его школы на методологию изучения права, общества, государства в России.<br /> Адресована юристам, философам, социологам, всем интересующимся проблемами теории и философии права.

666.93

Сергей Николаевич Булгаков

Настоящий том посвящен выдающемуся мыслителю, представителю русской философской традиции первой половины XX века – Сергею Николаевичу Булгакову (1871–1944), проделавшему впечатляющий путь от «легального» марксиста к священнику и богослову в «русском Париже». Его философские, богословские, социологические, политико-экономические идеи и сегодня продолжают вызывать большой интерес и в то же время острые споры как в России, так и за рубежом. В томе собраны статьи современных философов, религиоведов, литературоведов, в которых актуализируется интеллектуальное наследие С. Н. Булгакова. Ряд статей посвящен его личности и судьбе, в которой выражаются все трагические события первой половины ХХ века.<br /> Книга адресована широкому кругу читателей, интересующихся философией, общественной и религиозной христианской мыслью, историей русской эмиграции в Европе.

513.02

История философии в разных ракурсах: идеи, концепции, методы. К 70-летию Алексея Михайловича Руткевича Блауберг И.И.

Коллективный труд приурочен к юбилею известного российского философа, исто- рика философии А.М. Руткевича. Авторы книги, двигаясь в русле течений мысли, интересующих юбиляра, исследуют проблемы истории политической и социальной философии, истории культуры, методологии истории философии. Здесь представлен анализ современных трактовок концепций Т. Гоббса и Л. Штрауса, философских истоков «идей 1914 года», этического либерализма Б. Кроче, философии техники О. Шпенглера. Освещаются методологические проблемы исследования историко-политических понятий, дискуссии по методологии истории философии в аналитической и французской фило- софии. Завершают издание статьи, посвященные эстетической программе «Мира искусства», сопоставлению метафизики Ж.П. Сартра и классической санкхьи, а также ранней философии Г.В. Лейбниц.

971.9

Оседлать тигра. Юлиус Эвола

Если вы довольны современным миром и продолжаете тешить себя иллюзиями прогресса — эта книга не для вас. Если вы махнули рукой на этот мир, решив покинуть его ради самосовершенствования или спасения души, эта книга вряд ли попадет в ваши руки. Если вы догадываетесь, что окружающий мир далек от того, чтобы быть &quot;лучшим из возможных&quot;, и сомневаетесь в том, что человек есть &quot;венец творения&quot;, но не находите в себе достаточно сил, чтобы противостоять ему, предпочитая плыть по течению, у вас есть шанс, прочтя эту книгу, изменить свою позицию. Если же, наконец, вы предполагаете, что человеческое состояние есть лишь одно из возможных, но обладающее своим смыслом, что ваша жизнь здесь и сейчас есть не простая случайность или следствие некоего греха, но, скорее, один из этапов долгого пути, тогда, возможно, вы найдете в этой книге ориентиры, которые помогут вам честно и осознанно пройти свой путь, не увиливая от испытаний, но и не поддаваясь соблазнам и не попадаясь в ловушки, подстерегающие вас на этом пути.

1093.03

Популярные товары

Интересные новинки