Православный
интернет-магазин

Григорий Распутин: pro et contra

Антология дает возможность читателю проследить, как, начиная с первых публикаций о сибирском «старце» (т. е. с 1910-х гг.), постепенно складывался миф о всесильном «Друге царей», как этот миф обрастал подробностями, зачастую фантастического свойства, и, наконец, как этот миф оказался питательной средой для создания литературного образа, подменившего собой реального Гр. Распутина. В книге также представлены материалы ученых, стремившихся нарисовать психологический портрет «старца». Создание психологического портрета Гр. Распутина — это и попытка развенчать мифы о «старце», и неизбежное следование сложившимся социально-психологическим стереотипам. Заключительный раздел антологии посвящен отражению личности Гр. Распутина в отечественной литературе.<br /> Издание адресовано как специалистам, так и широкому кругу читателей.

1679.01

Модификации социально-политического учения Библии в истории и религиозные основания

В современных западных исследованиях политической и правовой мысли преобладает убеждение, что религиозные элементы политико-правовых концепций играли все меньшую роль в истории начиная с эпохи Просвещения, и устранение религиозной основы в такого рода концепциях — это естественный и позитивный процесс, придающий им современный («научный») характер. Эта точка зрения непосредственно происходит из представления о том, что единственно правильной формой политической организации общества является либерализм в его западной теоретической и практической реализации, не предполагающей принципиального значения религиозных представлений. В итоге основания либерализма ищутся в далеком прошлом, начиная с античного мира, чем нарушается принцип историзма исследования. Такая позиция искажает реальные процессы, протекавшие в истории, поскольку она прежде всего затемняет несомненные религиозные истоки известнейших и очень влиятельных форм политико-правовой мысли, созданных в XIX — первой половине ХХ века (среди них можно упомянуть концепции Канта, Фихте, Гегеля, Бергсона, Хайдеггера и др.) и, как следствие, не признает значение религиозно-философских представлений для современного развития политической философии.<br /> В XIX-XX веках возникло много новаторских политико-правовых концепций, который казались никак не связанными с многовековыми традициями европейской религиозно-философской мысли, от ее зарождения до наиболее влиятельных систем XVIII — первой половины XIX века. Господство либеральной идеологии во второй половине XX — начале XXI века привело к тому, что представление о радикальном разрыве между «старой», религиозно ориентированной политической философией и политической философией конца XIX — XX века было доведено до устойчивого стереотипа и практически не подвергается сомнению в господствующей тенденции западной философии и политологии. На деле эта точка зрения совершенно неверна, она не позволяет сформировать правильное представление о реальном содержании и реальном значении различных политических концепций, созданных в течение последних двух веков, особенно в рамках истории русской философской и политической мысли.<br /> Восстанавливая связь этих концепций с устоявшимися религиозными моделями общества и государства (не отрицая при этом их очевидного новаторского содержания), мы не только лучше понимаем связность интеллектуальной истории России и Европы, но и открываем дополнительные возможности для современных поисков новых форм политической организации общества. В условиях очевидного кризиса западной либеральной идеологии последнее имеет особенно большое значение. Достижения русской политической философии XIX — начала XX века не только позволяют увидеть плодотворные альтернативы западному либерализму, но и ведут к пониманию возможности построения политической системы общества на либеральных принципах, но в существенно иной версии, чем это характерно для Запада.

508.54

М. Хайдеггер. Pro et contra: Антология. Рецепция и трансформация идей Мартина Хайдеггера в русской философской мысли

Мартин Хайдеггер является одним из самых значимых и вместе с тем противоречиво оцениваемых мыслителей XX века. Хайдеггеровская философия по-разному воспринималась в различных национальных традициях, имеется своя специфика и в русских рецепциях и трактовках его идей. В предлагаемой читателю Антологии представлена панорама наиболее показательных интерпретаций его учения, а также исторических оценок его личности и деятельности в трудах отечественных философов, начиная с представителей русского зарубежья, советских авторов (как официального, так и диссидентского направлений) и вплоть до современных философов, продолжающих работу по освоению и критическому анализу хайдеггеровского наследия.<br /> Книга рассчитана как на специалистов в области философии, социогумани-тарного знания в целом, так и на широкий круг читателей, интересующихся историческими основаниями и современными тенденциями развития философской мысли.

1469.13

Логика и онтология в византийской догматической полемике. Дмитрий Бирюков, Вадим Лурье

Книга представляет собой серию очерков, посвященных логическим проблемам, обсуждавшимся в византийском богословии в связи с необходимостью выхода за пределы известных к тому времени античных логик. Для одних мыслителей сама идея подобного выхода означала превращение богословия в абсурд, тогда как для других она была самоочевидной. В течение «византийского тысячелетия» борьба шла с переменным успехом, но, в итоге, выигрывали всегда сторонники второго подхода. Полемики по чисто логическим вопросам было невозможно избежать, и, в некоторых случаях, авторы второго типа эксплицировали новые логические принципы, многие из которых были переоткрыты только в ХХ веке. Данная книга далеко не исчерпывает интересующий ее авторов материал, и даже самые главные логические проблемы рассматриваются не все. Авторы поставили перед собой задачу впервые собрать «критическую массу» фактов, позволяющих уверенно говорить о существовании собственно византийской логики, а не только о продолжении логических традиций античности в Византии.<br /> Факт введения неоникейцами в триадологию в ходе арианских споров темы универсального (т. е. дискурса общности сущности, понимаемого в смысле общего вида) хорошо известен; анализу этого дискурса посвящено множество работ. Однако до сих пор в литературе не обсуждался вопрос об отношении к проблематике универсалий непосредственных оппонентов неоникейских авторов, в полемике с которыми они сформировали свое учение, а именно позиции представителей партии неоариан. Я попытаюсь проанализировать понимание универсалий у лидера неоарианской партии Евномия и указать на возможный источник его позиции в позднеантичном философском учении. Имея в виду специфику Евномиевого понимания универсалий, я представлю теологическую полемику между неоникейцами и неоарианами, в том числе как полемику об универсалиях. А именно, на мой взгляд, между позициями партий неоникейцев и неоариан имеет место противоположность не только в плане учения о статусе Сына (Логоса), но и связанная с этим противоположность — в определенном отношении — в плане учения об универсалиях.<br /> Действительно, в рамках неоникейской философско-богословской системы горизонтальная схема общности распространяется не только на триадологию, но и на все сущее. Так, Григорий Нисский развивал учение о фундаментальном разделении (διαίρεσις) сущих на классы.

638.4

«Божественная Комедия» в зеркалах русских переводов. К истории рецепции дантовского творчества в России

В настоящей книге рассматривается история переводов «Божественной Комедии» Данте в России с XIX по XXI в. C точки зрения концепций современного западного переводоведения художественный перевод представляет интерес не только как относительное подобие оригинала, но и как фактор и результат национальных историко-литературных процессов. Метафорически перевод можно сравнить с двумя голубями на мозаике Галла Плачидия в Равенне: один припадает к источнику-чаше (перевод начинается со знакомства с исходным текстом), другой смотрит в сторону (перевод ориентирован на культурное пространство страны-реципиента). Переводы «Комедии» Данте — не исключение. Однако, хотя некоторые из них уже становились объектами изучения в историко-литературном контексте, большинство либо использовались только как материал для лингвостилистического анализа, либо кратко упоминались как менее адекватные по сравнению с каноническим вариантом. В данной работе история переводов «Комедии» раскрывается как история самоценных текстов в контексте творческой биографии их авторов и общей системы порождающей культуры; рассматриваются как известные, так и полузабытые переводы дантовской поэмы, описывается их взаимодействие друг с другом и с текстами национальной литературы и показывается их роль в формировании дантовского дискурса в русской традиции.<br />

779.77

Вера в Бога — вера в человека. Представления о материи и теле человека в Александрийской богословской традиции (доникейский период) иеромонах Кирилл Зинковский

Поверить в благость Бога по отношению к человеку и всему творению по-настоящему стало возможно только после пришествия в мир Христа Спасителя. Если выражаться не совсем богословски точно, но предельно обобщенно, то Воплощение Сына Божьего можно назвать соединением Высочайшего Духа с грубой материей Земли, которое стало невиданным и неслыханным ранее основанием для живой веры в отсутствие непреодолимой пропасти между миром духовным и материальным. Утверждая наличие этой пропасти на онтологическом уровне, отцы Церкви учили о преодолении этого «бытийного разрыва» через небезразличность Бога к борьбе добра и зла в сердцах людей, через Его Любовь и сострадание к запутавшемуся на жизненных путях человеку.<br /> Мы выбрали для обзора и сравнительного исследования тему материи потому, что, углубляясь в созерцание материального космоса и самого себя, своего тела, человечество даже в лице своих лучших представителей чаще всего оказывалось неспособным примирить скорбные реалии земного бытия с верой в благость Бога Творца. Попытки осмысления приводили, как правило, к представлениям об ограниченности благости Божией, о непричастности Его к порядку земного бытия, к пессимистическим взглядам на будущее человека и Земли в целом. Учение о материи оказывается неразрывно связанным в философских и богословских системах с представлениями о том, каков Творец этого мира, каково Его отношение к человеку. Именно христианская богословская традиция сделала удивительный прорыв в сфере понимания происхождения и смысла бытия материи и человека как части материального мира.<br /> Исследованию учения святых отцов о материи в православном богословии до сих пор уделялось весьма незначительное внимание. Само понятие «богословие материи» может показаться даже неправомочным, так как богословие — это, прежде всего и по преимуществу, «слово о Боге». «Учение о материи» многие склонны отнести к области чистой философии, забывая, что большинство положений догматического богословия прямо или косвенно связано с проблемой материи. Характерно, что в начальный период борьбы христианства с древним язычеством вопрос о веществе и происхождении из него материального мира был поднят в споре с христианским вероучением языческими мыслителями даже прежде многих других важнейших богословских истин. Более того, по замечанию автора единственного на сегодняшний день систематического научного исследования учения святых отцов о материи прот. Константина Ружицкого, «ни один пункт христианского учения не отвергался язычниками с таким упорством и не входил в их сознание так медленно и туго, как учение о несамобытности материи и творении мира из ничего».

425.6

И. С. Тургенев: pro et contra

В антологию «И. С. Тургенев: pro et contra» входят критические работы о Тургеневе 1843–1918 гг.  Статьи литературных критиков XIX века (В. Г. Белинский, А. В. Дружинин, П. В. Анненков, А. А. Григорьев, Н. А. Добролюбов и др.), исследователей-литературоведов (П. Н. Полевой, К. К. Истомин и др.), публицистов (Н. Н. Страхов, М. Н. Катков, К. К. Арсеньев, К. Н. Леонтьев, Н. К. Михайловский и др.), писателей, философов (А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский, П. Н. Ткачев, В. В. Розанов, Л. Шестов и др.) в совокупности дают объемное представление об изучении творчества Тургенева в XIX — начале XX века. Издание предназначено как студентам, аспирантам, преподавателям, исследователям творчества Тургенева, так и всем интересующимся отечественной историей, культурой, литературой.

1356.13

Святость и грех в творчестве Ф.М. Звездилин Дмитрий

В основу книги настоятеля Кафедрального Собора Рождества Пресвятой Богородицы протоиерея Димитрия (Звездилина) «Святость и грех в творчестве Ф. М. Достоевского» положены духовные опоры христианства, православное мировоззрение, опыт святых отцов и литературный анализ творчества Ф. М. Достоевского. Книга знакомит читателей с романами классика русской литературы через понятия святости и греха. В качестве морально-нравственной шкалы измерения автор берёт духовную зрелость человека, богоподобие и близость к Господу.<br /> Издание может быть использовано в процессе обучения школьников старших классов и студентов средних учебных заведений.

293.83

Шаманизм и христианство. Т.В.Жеребина

Новая книга известного петербургского ученого, специалиста по сибирскому шаманизму Т.В.Жеребиной посвящена одному из интереснейших направлений религиозного синкретизма - &quot;православному шаманизму&quot;, сформировавшемуся у якутов к началу XX веке и получившему развитие на протяжении ряда последующих десятилетий. В книге использованы обширные разработки отечественных исследователей, а также материалы и фотографии, привезенные автором из экспедиций в Усть-Алданский и Верхоянский районы.

399

История русской метафизики в XIX-XX веках. Русская философия в поисках Абсолюта

В книге проводится целостный анализ развития русской философии в наиболее плодотворный период ее развития (XIX — начало XX в.). При этом главное внимание обращено на самый принципиальный момент воззрений русских мыслителей — на их представления об Абсолюте и отношениях человека с Абсолютом. Подробно описаны особенности русской философии в сравнении с традициями западной философии; также показана тесная взаимосвязь русских философских концепций с идейным контекстом западной мысли. В отдельных главах книги рассмотрены философские системы самых ярких русских мыслителей: Ф. Достоевского, Вл. Соловьева, Л. Шестова, Н. Бердяева, С. Франка, Л. Карсавина, И. Ильина, С. Булгакова, П. Флоренского.<br /> Первое издание книги вышло в 2000 г., при подготовке второго издания книга была существенно переработана и дополнена; она предназначена для всех интересующихся историей русской философии и русской культуры.

1356.13

Гражданская война в России. День за днем

Антология представляет собой взгляд на события Гражданской войны в России через призму периодической печати. Отдельные события и процессы предстают перед читателем, освещенные корреспондентами газет самой разной политической направленности. В условиях ожесточенного военного противостояния большинство статей даже в тех газетах, которые именовали себя «беспартийными», сохраняли момент личностного отношения корреспондента и сохранили для нас непосредственное — пусть и подчас весьма субъективное — мнение о происходившем. Большая часть материалов публикуется впервые.<br /> Издание рассчитано как на специалистов, так и на самую широкую аудиторию.

734.57

С.Н. Булгаков: pro et contra

Антология «М. А. Булгаков: pro et contra» представляет собой емкий и обширный свод научного материала, созданного на основе исследования художественного творчества русского классика первой половины ХХ в. В издание включены работы авторитетных отечественных и зарубежных литературоведов и критиков, философов, социологов, искусствоведов, написанные преимущественно в последние 30 лет. Антология подразделяется на несколько разделов, каждый из которых отражает особые грани художественного таланта М. А. Булгакова и посвящен выдающимся произведениям художника — романам «Мастер и Маргарита», «Белая гвардия», «Бег», повестям «Роковые яйца», «Собачье сердце», драмам «Дни Турбиных», «Батум» и др.<br /> Издание рассчитано как на специалистов-исследователей, так и на широкий круг читателей, интересующихся проблемами развития истории русской литературы начала ХХ в.

678.06

Религии и идеологии. Д. К. Богатырев

В книге рассматриваются взаимоотношение и взаимодействие таких культурных форм самосознания, как религия и идеология (в их разнообразных исторических формах). Стержневым понятием, вокруг которого выстраивается диалектическое взаимоотношение этих понятий, является ценность. Книга будет интересна широкому кругу читателей, обращающихся к истории российской идентичности и месту в ней религиозных и идеологических факторов.

372.4