Православный
интернет-магазин
0
Моя корзина
пока пусто

Ломоносовъ, из-во

Показать полностью

История старообрядчества. XVII век. Сергей Зеньковский

Всего несколько человек, в том числе протопоп Аввакум, отказались подчиниться церковному собору 1666-1667 годов, который окончательно и бесповоротно утвердил реформу Русской церкви. Они были лишены сана и преданы анафеме. Но вслед за ними все больше и больше русских людей стали проявлять верность древнерусской церковной традиции. Таким образом, развилось мощное движение старообрядцев, которое оторвалось от церкви и образовало независимые общины, не желавшие покориться воле епископата и стоявшего за ним государства и готовые вплоть до самосожжения отстаивать право на свои обряды и богослужебные книги. Почему и как это произошло, что послужило предысторией трагического русского раскола и какую роль в нем сыграли царь Алексей Михайлович, патриарх Никон и греческие патриархи, рассказывается в исследовании одного из крупнейших историков русского зарубежья Сергея Зеньковского.<br /> Сергей Зеньковский (1907-1990) - историк, славист, исследователь русского раскола, профессор истории Стетсонского университета.

820.84

Детство в купеческом доме

В книге, насыщенной неповторимыми подробностями купеческого быта, собраны воспоминания русских коммерсантов, чье детство пришлось на вторую половину XIX века. Их деды и прадеды были крестьянами, как правило крепостными, и почти поголовно неграмотными. Их отцы, отучившиеся в начальной школе, уже умели писать и читать, но этим их образование и ограничивалось. Сами же они вступали в жизнь, когда в купеческом сословии патриархальные способы обучения уже соединялись с новыми веяниями в образовании. Поэтому среди них есть и те, кто по дворянскому образцу воспитывался гувернерами, обучался в гимназиях, поступал в высшие учебные заведения, и те, кто, окончив уездное училище, под руководством отца сразу включался в семейное дело и постигал коммерцию на практике. Как бы то ни было, в русском торговом люде росло понимание того, что образование необходимо, и это не только определило будущее его молодых представителей, но и подготовило расцвет предпринимательства и торговли в России конца XIX века.

570.03

Царь, честный во всем — в малом и большом... Александр III в свидетельствах современников

Александр III не готовился быть царем. Он не получил должного образования, не блистал талантами, был неуклюж и при взгляде со стороны производил впечатление &quot;странное и грозное&quot;. Даже в царской семье считали, что он лишен задатков государственного деятеля. Да и сам он сознавал, что ему куда больше подходит роль добропорядочного семьянина, нежели самодержца. Но судьба распорядилась так, что со смертью старшего брата он стал наследником престола, а после убийства народовольцами отца занял трон. Человек высокой личной порядочности, прямой, чрезвычайно ответственный, Александр честно нес ношу правителя. Его упрекают в том, что он свернул либеральные реформы, называют реакционером и проч. Но за тринадцать лет его правления Россия ни разу не воевала, экономика быстро росла, а сам он мог спокойно сказать суетливому министру: &quot;Когда русский царь удит рыбу, Европа может подождать&quot;. И Европа смиренно ждала...<br /> В книгу вошли мемуары, дневники, письма - свидетельства людей из ближнего окружения Александра III.

638.43

Отечественная война 1812 года глазами современников

В книге собраны воспоминания участников Отечественной войны 1812 года и заграничного похода российской армии, окончившегося торжественным вступлением в Париж в 1814 году. Эти свидетельства, принадлежащие самым разным людям - офицерам и солдатам, священнослужителям и дворянам, купцам и городским обывателям, иностранцам на русской службе, прислуге и крепостным крестьянам, - либо никогда прежде не публиковались, либо, помещенные в периодической печати, оказались вне поля зрения историков. Лишь теперь, спустя двести лет после Отечественной войны 1812 года, они занимают свое место в истории победы русского народа над наполеоновским нашествием.

672.64

О чем не знал Лукулл. Как возникают гастрономические предпочтения. Петр Образцов

Римский военачальник Лукулл понимал толк в пирах, но вряд ли задумывался о том, какие биологические процессы лежат в основе гастрономических предпочтений. А если и задумывался, то точно был далек от правильных ответов. Многие же вопросы, которые волнуют нас, в принципе не могли у Лукулла возникнуть, поскольку он ничего не знал о продуктах, обычных на нашем столе. Но у нас-то эти вопросы появляются… Например: откуда взялся маргарин, так ли уж полезна минеральная вода, кто придумал водку, для чего в колбасе нитриты, кто и как вывел кукурузу, что такое индексы Е и зачем они нужны, почему так долго не признавали картошку, нужен ли человеку весь «витаминный алфавит» и как разобраться в противоречивых сведениях о кофе, который то ли вреден, то ли полезен? И так далее. Все то о еде, чего не мог знать Лукулл, знает научный журналист Петр Образцов, автор многих книг и разоблачитель антинаучных мифов. Разве что вопрос о происхождении русской водки он оставляет открытым, но и на этот счет рассказывает много интересного.

644.13

Космические старты до космической эры. О вкладе ранней фантастики в космонавтику. Валентин Власов

Интереснейшая книга о том, как технические идеи далеких веков нашли реальное применение в космонавтике наших дней. Читатель с удивлением узнает, что космический лифт, погружение в анабиоз участников длительного полета, искусственная еда, скафандр, сотовая связь, орбитальная станция (пусть даже из кирпича), стыковка космических аппаратов на орбите, фотонный двигатель, космический парус и т. д. были придуманы задолго — за сотни лет — до запуска первого спутника. Тогда же были описаны опасности, которые грозят человеку при полете в космос: перегрузки, отсутствие воздуха, космический холод и проч. Современная космонавтика многие идеи прошлого проверила на практике (отказавшись, впрочем, сразу от строительства кирпичной орбитальной станции), и что-то, например полет в космос из пушки, отвергла, а что-то, например воздушный старт, приняла на вооружение. Как все это происходило, и рассказывается в этой книге.<br /> Валентин Власов — кандидат технических наук, автор нескольких научно-популярных книг.

621.33

История русской культуры первой половины XIX века. Наталья Яковкина

Книга посвящена самому плодотворному периоду отечественной культуры, когда русское дворянство, восприняв европейские влияния, но не отказавшись от народных корней, сумело создать уникальные нравственные и эстетические идеалы. Единый поток Русского Просвещения захватил все сферы творческой деятельности, породив высокие образцы, которые вошли в сокровищницу мировой культуры. Автор, отдавая дань этим достижениям и останавливаясь на отдельных течениях — от сентиментализма до «натуральной школы», в то же время анализирует социальные процессы периода расцвета, которые готовили появление новой культурной силы, явившейся в лице разночинцев. Носители разночинской идеологии разрушили мир, в котором столь уютно чувствовали себя их дворянские предшественники, и на его обломках воздвигли свое здание, простоявшее до революционных бурь XX века. Почему не могло быть иначе, тоже рассказывается в этой книге.

666.93

Искусство еды. Гастрономические традиции античной эпохи. Анна Павловская

В античное время о еде писали все. Еда присутствует в исторических опусах, в трудах философов и политиков, ею полнятся мифы, драматические и стихотворные сочинения, без ее упоминания не обходится частная переписка, не говоря уже о кулинарных книгах. Сцены пиров, приготовления пищи, просто изображения блюд заполняют мозаики, фрески, расписную посуду. В каком-то смысле все это даже затрудняет задачу того, кто пишет о еде греков и римлян, поскольку в море сведений необходимо выбрать самое важное и достоверное. Но Анна Павловская блестяще справляется с этой задачей. Глубочайшая эрудиция и нетривиальный подход позволяют ей по-своему - через призму вкусовых пристрастий Античности - взглянуть на культурную эволюцию человека. И заодно поведать читателю множество историй о сложившемся в античную эпоху искусстве еды, которая была очень разной - аскетичной и изобильной, полезной и вредной, артистичной, изощренной, извращенной, - но никогда скучной.<br /> Анна Павловская - доктор исторических наук, профессор МГУ.

712.54

Забытые фараоны. Леонард Котрелл

Леонард Котрелл занимает особое место в египтологии. Его глубочайшие знания Древнего Египта высоко ценились сообществом британских историков, хотя сам он не сделал ни одного открытия, в поисках древнеегипетских артефактов участвовал исключительно в качестве наблюдателя и скромно называл себя историком-любителем. Он обладал редким даром выуживать из специализированных статей именно то, что интересно широкому читателю, и, ничуть не поступаясь точностью факта, просто и понятно рассказывать о жизни древних египтян, а также греков и римлян - да так, что его книгами зачитывались антиковеды. Свидетельств от времени фараонов осталось не так уж много, но Котрелл, фокусируя наше внимание на деталях, которые удалось узнать науке, мастерски приближает его к нам и погружает читателя в таинственный мир, где по-прежнему правят Менес и Хасехемуи, Снофру и Хеопс, Эхнатон и Нефертити…<br /> Леонард Котрелл (1913-1974) - английский популяризатор науки, редактор Археологической энциклопедии, эрудит, автор многих книг, посвященных Античности.

655.53

Военная организация «Народной воли». Михаил Ашенбреннер

Судьба Михаила Ашенбреннера уникальна. Офицер, подполковник, он стал членом военного крыла террористической организации &quot;Народная воля&quot;, апофеозом деятельности которой стало убийство царя Александра II, был арестован и приговорен к повешению, которое заменили двадцатью годами в Шлиссельбургской крепости. Обласканный на старости лет большевиками, он доживал в &quot;Доме ветеранов Революции имени Ильича&quot;.<br /> Его мемуары - это рассказ о том, как выросший в либеральных традициях юноша, насмотревшись на армейские нравы, нарушает присягу и в конце концов поступает на службу террору. Изданные в 1924 году и с тех пор не публиковавшиеся, они интересны прежде всего тем, что показывают &quot;Народную волю&quot; изнутри и описывают тюремный быт народовольцев. Автор с гордостью повествует о прожитом и сетует на &quot;невыносимые стеснения&quot;, которые испытывали в царском застенке люди, причастные ко многим убийствам. И тут же прямодушно сообщает, что они пекли в камерах &quot;большие торты&quot;, гнали самогон и &quot;делали ликеры, подбавляя ягодного сока&quot;.

649.84

Царь Федор Алексеевич, старший брат Петра Великого. Андрей Богданов

Книга Андрея Богданова - это попытка вернуть русской истории забытого ею царя-преобразователя. Федор Алексеевич, единокровный брат Петра Великого, занимал трон чуть более шести лет. Распространено мнение о его неспособности к самостоятельному правлению, поскольку, как и все сыновья Алексея Михайловича от Марии Милославской, он страдал наследственным недугом. Но это не значит, что блестяще образованный Федор Алексеевич был слабым царем. Он отменил местничество, реформировал армию, установив единую систему чинов (в целом сохранившуюся доселе!), реорганизовал государственный аппарат, провел перепись населения, учредил единое налогообложение, ввел при дворе европейское платье, основал первые дома призрения, выдавал беспроцентные кредиты на каменное строительство, утвердил принципы организации в Москве университета и т. д. - словом, создал по меньшей мере почву для реформ, которые позже станут неотрывны от имени его младшего брата.<br /> Андрей Богданов - доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН.

809.6

Повседневная жизнь Древнего Рима во времена Цицерона. Альфред Джон Черч

Книга английского историка Альфреда Черча погружает нас в атмосферу Древнего Рима конца республики. Взяв в качестве проводника Цицерона, чья биография как нельзя лучше отразила это бурное время, автор ведет нас вслед за ним по перипетиям римской жизни I века до н. э. Мы оказываемся в суде, где рассматривается дело об отравлении, становимся свидетелями резни на Аппиевой дороге, видим, как мошенники вносят в проскрипции ни в чем не повинных людей, дабы завладеть их имуществом, наблюдаем, как чиновник беззастенчиво грабит храм Аполлона, посещаем виллу, где в умиротворенной тиши отдыхает от столичной суеты богатый римлянин… И все это происходит на фоне величайших событий римской истории, к которым автор порой, словно укрупняя фокус повествования, ненавязчиво нас возвращает. Книга читается как приключенческий роман - с той лишь разницей, что в основе всего, о чем пишет Альфред Черч, лежат документы эпохи.<br /> Альфред Джон Черч - английский историк, писатель, профессор Университетского колледжа в Лондоне.

644.13

Византия и крестоносцы. Падение Византии. Александр Васильев

В книгу вошли две работы выдающегося русского и впоследствии американского византиниста академика Александра Васильева - &quot;Византия и крестоносцы&quot; (1923) и &quot;Падение Византии&quot; (1925). Острый и непредвзятый взгляд, четкий анализ причин развернувшихся событий, обширное привлечение источников - вот отличительные черты его книг. Мы видим, как Византийскую империю постепенно разъедают внутренние противоречия, как ее теснят с запада латиняне во главе с Венецией и с востока - турки, как, наконец, крестоносцы, забыв об Гробе Господнем, поворачивают Четвертый крестовый поход на Константинополь - блестящий город, не знавший себе равных в Европе, овладевают им и на разграбленном пепелище утверждают свое государство. Спустя пятьдесят лет Византийская империя возродилась, но силы ее были подорваны. К 1453 году вся она ужалась до размеров своей столицы, и тогда настал заключительный акт великой исторической драмы - штурм города султаном Мехмедом II и гибель последнего византийского императора Константина XI в рукопашной схватке... Так завершилась тысячелетняя история Византии.

661.23

Чудеса обычных вещей. Что обыденная жизнь рассказывает нам о большой Вселенной. Маркус Чоун

Маркус Чоун – британский ученый, журналист и писатель, один из лучших популяризаторов науки сегодняшнего дня. Мало кто умеет так, как он – просто, доходчиво, с легким юмором, – рассказать о сложнейших научных представлениях, будь то принципы квантовой механики или космологические концепции.<br /> В своей новой книге «Чудеса обычных вещей» Маркус Чоун демонстрирует удивительный, обманчиво простой принцип знакомства с миром современной физики: он берет самые обычные вещи и явления и заставляет их рассказывать о тайнах мироздания, о загадках микро- и макромира.<br /> Под пером Маркуса Чоуна обыкновенное оконное стекло повествует о вероятностях, управляющих Вселенной. Капелька крови на пальце, оставшаяся после укола, делится впечатлениями о процессах, происходящих в глубинах звезд. А заурядная электрическая лампочка и доски пола под ногами превращаются в парадоксальные, загадочные предметы, которые, оказывается, в принципе не должны существовать!<br /> Маркус Чоун (р. 1959) — в прошлом радиоастроном, успешно работавший в Калифорнийском технологическом институте; ныне – постоянный автор журнала «Нью сайентист», теле- и радиоведущий, популяризатор науки.

490.22

Царствование Николая I в полицейских отчетах

В книгу вошли годовые отчеты политической полиции, которые под разными названиями составлялись на протяжении правления Николая I. Перед нами возникает обширная, чрезвычайно разнообразная картина жизни Российской империи, основанная на докладах жандармских офицеров и донесениях секретной агентуры. Отчеты охватывают все стороны жизни страны — от деятельности центральных министерств и губернских властей до конкретных происшествий: эпидемий, пожаров, стихийных бедствий, случаев взяточничества и других значимых преступлений. Большое внимание уделяется настроениям населения — как столицы и русских губерний, так и национальных окраин. Немало говорится о крестьянстве, особенно если год неурожайный. По отчетам мы видим, как меняется положение в стране, и симптоматично, что если в начале правления основной их темой были недостатки в работе различных ведомств, то в конце на первый план выдвигается задача обеспечения политической безопасности и все чаще упоминается о направляемой из‑за рубежа подрывной работе.

649.84

Царский поцелуй. Владислав Петров

Герои романа «Царский поцелуй» — русские литераторы. Действующие лица — царственные особы и тайные агенты, чучельники и воспитанники Пажеского корпуса, дворовые девки и придворные острословы, горцы и жандармские полковники, верные и неверные жены, черти, записные шулера, чревовещатели, масоны, первый министр персидского шаха со своим гаремом, левретки императрицы : прочая, прочая, прочая. Время действия — золотой век русского дворянства. Место действия — царские покои и поэтические собрания, игорные дома и великосветские гостиные, театральные мастерские и дуэльные поляны, тюремные застенки и экипажи, едущие по русским дорогам. Автор ведет читателя по грани реальности и фантасмагории, то и дело удивляя поворотами сюжета, но при этом сохраняя любовь к деталям и не пренебрегая документами эпохи.<br /> Владислав Петров — писатель, журналист, историк, автор романов «Хамов ковчег», &quot;Азбучные истины&quot;, «Очень мелкий бес», нескольких научно-популярных книг.

490.22

Туманный Альбион. Англия и англичане глазами русских. 1825-1853 годы. Н. Ерофеев

Хронологический отрезок — от восстания декабристов до Крымской войны — избран автором не случайно. За эти три десятилетия отношения между Англией и Россией резко ухудшились. Как сказалось это на представлениях русских об Англии и англичанах? Как вообще отражаются в таких представлениях отношения между государствами? Что видели русские в Англии — какие факты и явления обращали на себя их внимание? Какими казались англичане — их поведение, характер, нравственность, другие качества? Как изменялся взгляд на Англию и англичан под влиянием противоречий, нараставших в англо-русских отношениях? Почему, всматриваясь в Англию, как в некое магическое зеркало, русские люди пытались предугадать пути развития России? Николай Ерофеев приводит множество подробностей английской жизни и раскладывает по полочкам процесс возникновения этнических стереотипов. Словом, это интереснейшая книга. И весьма актуальная в наше время.<br /> Николай Ерофеев — специалист по истории Великобритании, доктор исторических наук, профессор.

644.13

Три первых века христианства. Василий Болотов

Возникнув как секта внутри иудейства, представленное поначалу разрозненными общинами в Палестине и средиземноморской еврейской диаспоре христианство стало быстро приобретать последователей среди народов, населяющих Римскую империю. Жестокие преследования, изуверские казни, попытки насильственного обращения христиан в язычество не могли помешать его продвижению во все новые земли. К началу IV века, накануне самого страшного и последнего в истории христианства гонения Диоклетиана — по сути, агонии язычества, оно уже распространилось на гигантской территории от Британии до Аравии. О том, как все это происходило, рассказывает книга Василия Болотова, охватывающая период от деятельности апостолов до созванного в 325 году императором Константином Великим Первого Никейского собора, после которого христианство стало государственной религией Римской империи.<br /> Василий Болотов (1854–1900) — выдающийся историк христианской церкви, член-корреспондент Императорской Академии наук.

638.43

Тайна капитана Немо. Д. Клугер

Даниэль Клугер написал захватывающую книгу о прототипах известных литературных героев -спорную, но чрезвычайно интересную. Выбор его персонажей широк - капитан Немо и Беня Крик, граф Дракула и Эркюль Пуаро, барон Мюнхгаузен и доктор Фауст, Голем и Эдмон Дантес, гражданин Корейко и доктор Блад... Собрав их биографии - и биографии их прототипов - под одной обложкой и более того - в едином тексте, Клугер попутно сумел рассказать много чего любопытного. &quot;Тайна капитана Немо&quot; - это своеобразное литературное расследование, в котором читатели участвует вместе с автором.

302.11

Русский средневековый город. Домашний быт, занятия, обычаи горожан. Михаил Рабинович

Труд археолога и этнографа Михаила Рабиновича предназначен ценителям точного факта. Автор провел колоссальные изыскания в архивах: проштудировал законодательные акты, переписные книги городов, разного рода сметы и расходные книги, частные документы — дневники, записки, мемуары. При этом в стороне не остались летописи, изобразительные источники, данные археологии. В результате получилась книга, в которой любой вывод подкреплен свидетельством времени и статистикой. Мы видим, как возникали города, какова была их изначальная планировка и застройка, как формировалось их население, чем оно занималось и зарабатывало себе на жизнь. А также — каков был общественный и домашний быт горожан, чему и как они учили детей, как отмечали праздники, какие обряды справляли, как хоронили покойников, в каких тюрьмах сидели, в каких банях мылись, какие кабаки посещали… Перед нами, по сути, энциклопедия русского средневекового города.<br /> Михаил Рабинович — доктор исторических наук, первый руководитель Московской археологической экспедиции.

661.23